Наталия Новожилова 1gatta_felice (1gatta_felice) wrote,
Наталия Новожилова 1gatta_felice
1gatta_felice

Categories:

Путина вызвали свидетелем в суд

Что ждет Владимира Путина в Хамовническом суде, если он, конечно, там появится?
О желании допросить нынешнего премьер-министра в качестве свидетеля защиты Михаил Ходорковский заявил еще год назад — в самый первый день второго процесса. И вот теперь экс-глава ЮКОСа в интервью британской газете «The Independent» обнародовал свой список вопросов к потенциальному свидетелю Путину.  

Во-первых, Ходорковского интересует то, в каком качестве воспринимал его Путин во время деловых встреч, на которых обсуждалась проблематика ЮКОСа. Ведь прокуроры утверждают, что в то время Ходорковский уже был руководителем организованной преступной группы. Об этих встречах с президентом и об их важности для Хамовнического процесса Михаил Ходорковский также рассказал еще в марте 2009 года: «Важно вызвать в суд уважаемого господина Путина Владимира Владимировича, потому что вопросы, куда поставлялась нефть, на что расходовались денежные средства компании ЮКОС, я ему докладывал лично».

Во-вторых, Ходорковский хочет знать, об урегулировании каких налоговых проблем ЮКОСа говорил Путин на знаменитой встрече с предпринимателями в Кремле в феврале 2003 года, если прокуроры в Хамовническом суде теперь заявляют, что вся нефть ЮКОСа была похищена. То есть, по сути, утверждается, что предмет для налогообложения отсутствовал вовсе. Таким образом, «налоговая» часть выступления Владимира Путина в Кремле пошла вразрез не только с первым делом Ходорковского и Лебедева (тогда их обвиняли в неуплате налогов), но и с делом, которое сейчас слушается в Хамовническом суде. А сказал Владимир Путин в феврале 2003 года буквально следующее: «У компании ЮКОС были проблемы с уплатой налогов. Но надо отдать должное руководству компании: она договорилась с налоговой службой, компания приняла все претензии и закрыла (закрывает) все проблемы с государством».

Михаил Ходорковский просил бы свидетеля Путина разрешить и еще одно противоречие: прокуроры говорят, что с 1998 по 2003 год из ЮКОСа похитили 350 млн. тонн нефти, а президент Путин в апреле 2003 года, поздравляя ЮКОС с десятилетием, писал исключительно о достижениях и успехах. Другими словами, в 2003 году, то есть в завершающей фазе хищения (если верить хамовническим прокурорам) президент Путин позволил себя подобрать в адрес ЮКОСа такие слова: «Грамотно используя современные научные и технологические достижения, ЮКОС уверенно движется по траектории стабильного роста. Эффективная организация труда, высокий профессионализм и ответственность сотрудников позволяют компании не только удерживать, но и расширять свои позиции на внутреннем и международных рынках».

Конечно, это не все вопросы к столь важному свидетелю защиты. И если даже нынешний премьер-министр никогда не встанет за свидетельскую трибуну Хамовнического суда, вопросы Михаила Ходорковского наверняка не пропадут, и какая-нибудь будущая пресс-конференция Владимира Путина ими точно украсится.

Ну а Хамовнический суд в понедельник пережил второе пришествие свидетеля Гитаса Анилиониса. Бывший глава фирмы, которая регистрировала для ЮКОСа и банка МЕНАТЕП различные компании, впервые появился на процессе в конце февраля, но, продержавшись за свидетельской трибуной пять дней, господин Анилионис диагностировал у себя чувство неприязни к подсудимым и отпросился у суда на полмесяца. Чувство неприязни же нахлынуло на господина Анилиониса после того, как Платон Лебедев несколько раз обвинил его во лжи. Например, свидетель утверждал, что ЮКОС продавал нефть за границу по заниженным ценам, а Лебедев показал документы о том, что цены ЮКОСа не только не были заниженными, но и превосходили экспортные цены других нефтяных российских компаний.

Или еще один пример. Свидетель заявлял, что зарубежные трейдеры ЮКОСа скупали ничего не стоящие векселя российских компаний. При этом сами векселя свидетель называл «фантиками», а сделки по их приобретению — «воровством и уводом прибыли». Однако Лебедев продемонстрировал суду документы, из которых следовало, что нефтетрейдеры векселя не покупали, а совсем наоборот — они их продавали и выручали за «фантики» десятки миллионов долларов. «Вы когда отвечали суду на вопросы по данным документам, зачем лгали?» — не щадил свидетеля Лебедев. «Я ничего не могу пояснить. Я сам удивлен, честно говоря. В моем представлении все было как раз наоборот», — оправдывался в феврале Гитас Анилионис.

Кроме того, после прослушивания аудиозаписи допроса Анилиониса следователем Каримовым защита констатировала более чем дружеский характер беседы, в ходе которой оба участника заразительно смеялись, а Каримов, не желая, видимо, утруждать свидетеля, просто формулировал за него версии ответов на свои же вопросы. В понедельник Лебедев захотел вернуться к начатому полмесяца тому назад разговору о векселях—«фантиках», но свидетель на этот и прочие вопросы отвечал одинаково: «Не помню», «Не знаю», «Хочу воспользоваться правом не свидетельствовать против себя». Промучившись с забывчивым свидетелем целый день, сторона защиты в понедельник же завершила допрос свидетеля Анилиониса.

К счастью, амнезия не стала профессиональной болезнью свидетелей обвинения. Сотрудник казначейства компании «ЮКОС-Москва» Владимир Кудасов прекрасно помнил, как работала лучшая нефтяная компания России. С подсудимыми свидетель разговаривал о денежных платежах, дивидендах, векселях, нераспределенной прибыли, капитальных вложениях, размещении временно свободных денежных средств и т.д. Другими словами, профессионал общался с профессионалами. Из этих разговоров выходило, что централизованное казначейство осуществляло управление платежами, как по НК ЮКОС, так и по нефтедобывающим предприятиям и нефтетрейдерам («Фаргойл», «Ратибор» и др.). И так получалось не потому, что действовала сложносочиненная организованная преступная группа, а потому, что все эти компании входили в периметр консолидации ЮКОСа.

Кроме того, выходило, что нефтедобывающие «дочки» работали с прибылью, не говоря уже о том, что все затраты на добычу нефти им полностью компенсировались; капитальные вложения в 2002 году значительно возросли, а временно свободные денежные средства размещались в финансовые инструменты и приносили доход, а не расхищались.

При этом прокуроры, которые, как известно, поклялись ни на йоту не отступать от обвинительного заключения, видели преступления даже в самых азбучных для бизнеса вещах. Например, Валерий Лахтин на полном серьезе выяснял у свидетеля, нужна ли управляющая компания для чего-нибудь еще, кроме как для криминала. Что еще можно спросить для поддержания развалившегося напрочь обвинения, они, похоже, не знали.

Наталья Терехова, адвокат Михаила Ходорковского

Более подробную информацию и документы защиты Вы можете найти по адресу www.khodorkovsky.ru.
Tags: Путин, Россия-Хромая Кляча, Ходорковский, маразм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments