February 13th, 2016

gatta

"Россия за последние 5-10 лет очень сильно деградировала"

Социолог, директор "Левада-центра" Лев Гудков: "12% не поддается телепропаганде"

Михаил Соколов: У нас сегодня в гостях профессор, доктор философских наук Лев Гудков, руководитель "Левада-центра". Мы поговорим о том, что меняется в общественном мнении россиян, граждан и подданных нынешней власти, трезвеет ли общество или наоборот. Я бы начал наш разговор... Напомню, прошла конференция аналитического Центра Юрия Левады, она называлась "События и тенденции 2015 года", на некоторые речи и выводы, которые там звучали, я попробую тоже опираться. Думаю, что Лев Дмитриевич тоже обратится к этому материалу.
Во-первых, я хотел бы вас спросить о главном. Тут был у нас недавно Лев Шлосберг, он сказал, что главные для россиян вопросы – это вопросы войны и мира, с его точки зрения. Давайте начнем с войны. Буквально вчера была война мэра Москвы Собянина с торговыми центрами, массовые сносы, скандалы, собственность эта во многих случаях признана судами, узаконена, тем не менее, бульдозерами ее снесли и всякими кранами, "ночь длинных ковшей". Как вы думаете, что подскажут ваши исследования, одобрят ли жители России и москвичи, поскольку они это все видели, такой массовый снос объектов малого и среднего бизнеса?


Лев Гудков: Будет неоднозначная реакция, скорее всего, расколются. Большая часть будет раздражена этим, поскольку не нравится такой способ обращения с малым бизнесом. Борьба с палатками, с киосками вызывает некоторое раздражение, не сильное, но раздражение. Наиболее бедная часть населения, завистливая, ущемленная, она, конечно, будет одобрять это. Но в принципе, как вы видите, особого волнения, возражения против этого нет.

Михаил Соколов: В интернете шквал просто злобных комментариев. Конечно, информационную войну на этом поле мэрия проиграла вчистую. Что они по телевизору показывают, мы, наверное, догадываемся, как все будет красиво и хорошо.

Лев Гудков: Действительно интернет полон таких возмущений. Но пришли не за гражданами, не за каждым конкретно, а за другим, поэтому сегодня за мной не пришли, может, обойдется. А понимание, что за этим последуют и другие действия, есть надежда отсидеться – и это главное.

Михаил Соколов: Помните, была эта история с уничтожением еды якобы контрабандной, которая с Запада просачивалась, Путин приказал ее уничтожать, стали жечь под телекамерами. Дорогие подданные режима это одобрили?

Лев Гудков: Это вызвало довольно сильную реакцию негативную. Опять-таки, повозмущались, мы зафиксировали это, а дальше никаких движений не было.

Михаил Соколов: Но по телевизору это перестали показывать.

Лев Гудков: Перестали показывать и задвинули это в сторону. Так люди считают, что это нехорошо, кто-то считает, что это преступление, кто-то считает, что это надо было раздать по больницам, неимущим, отправить в Донбасс или еще куда-то. Уничтожать еду для страны, которая только-только начала наедаться, воспринимается с неодобрением.

Михаил Соколов: Отношение к настоящей войне, собственно, например, воевать с Украиной за "Новороссию", помните, и президент о "Новороссии" говорил, и всякие политики требовали, это был мем 2014 года, да и в 2015 об этом не забывали. А сейчас воевать хотят?Collapse )