Наталия Новожилова 1gatta_felice (1gatta_felice) wrote,
Наталия Новожилова 1gatta_felice
1gatta_felice

КУХОННЫЕ ПЕДРОСЫ

Ноу-хау владимирских избирательных технологий (1 марта у нас выборы в облпарламент): анонимные брошюрки "НАША КУХНЯ", которые мы находим в почтовых ящиках.

Не исключено, что анонимка состряпана в столичном центре путинских политтехнологов, а в каждом регионе дополняется местной информацией. Может, и к вам придёт!

На 32-х страницах приводится якобы диалог якобы членов семейки Правдиных на их якобы кухне.
 На обложке брошюры - фото этой "семьи", справа-налево:
дед Василий Леонидович, глава семьи Николай (дальнобойщик, бывш.военный, 43) и его жена Наталья (акушер-гинеколог, 38 лет), дочь Люда (студентка 1 курса гуманитарного университета, 18), Эдик (жених дочки, менеджер в автосалоне, 25).


Владимирцы брошюру "НАША КУХНЯ" читают друг другу вслух и смеются до слёз! Здесь некоторые цитаты:

Страницы 5-13:

      У дочки — зимняя сессия, она сегодня сдала свой первый экзамен. Людочка — студентка первого курса филфака гуманитарного универси­тета. Восемнадцатилетняя барышня вбежала на кухню, напевая песню Димы Билана...
- Какой сейчас новый Димин клип видела! Все-таки здорово, что сле­дующее «Евровидение» пройдет у нас в Москве! Впер-вы-е! Если бы я жила не в России, сейчас иззавидовалась бы.
- Ну ты, внучка, даешь! Гордишься своей страной только из-за это­го певуна?
- Ну что ты, дедуля! Я еще наших футболистов с хоккеистами обожаю. И фигуристов. И тех, благодаря кому Олимпиада 2014 года пройдет в на­шем Сочи. Да я вообще в Россию влюблена... Мы же все больше и боль­ше побеждаем! И рожаем...
- Ты это на что намекаешь? — поднял бровь отец.
- Да не волнуйся ты, пап. Только на то, что мама у нас устала. Она с этим беби-бумом света белого не видит. Давай ее усадим наконец за стол, а чай я сама приготовлю.
- И то верно, — отозвалась Наталья. — Не припомню, когда было столь­ко родов, как за последний год.
- Уверенность в завтрашнем дне люди почувствовали, — проком­ментировал начитанный дед.
- Устаю, конечно. — Наталья присела за стол. — Но зато хоть зара­батывать нормально стала. Кстати, последние годы, что ни говори, а си­туация в медицине улучшилась. Особенно если сравнивать с тем ужасом, что творился в 90-х. Зарплаты и врачам, да и всему медперсоналу повышаются. Честно сказать, не слишком верила, что будет реальный ре­зультат у национальных проектов. Думала — так, очередная трескотня...
     Ан нет, и нового оборудования в больницы пришло огромное количество, и медикаментов. Не говоря уже о десятках машин «скорой помощи». А в позапрошлом году и новый корпус в Муромской больнице, и наш перинатальный центр во Владимире построили. Как появились родовые сертификаты, за беременных роддома бороться стали. И большинство жен­щин стараются к нам попасть.
— Это потому, что ты, мамуля, там работаешь. Ты ведь лучший врач. И не только врач, но и вообще лучшая!

...Глава семейства не включается в застольные разговоры, пока не по­ест хорошенько. Он только что вернулся из рейса и голоден, как волк. Ни­колай после завершения армейской службы и переезда во Владимир устроился работать водителем-дальнобойщиком. Уже успел изъездить пол­страны. Как ни покажут в теленовостях сюжет из Челябинска ли, Петро­заводска или откуда еще, Николай обязательно прокомментирует:
— И чего? Ну был я там...
Удивить или заинтересовать его какой-либо теленовостью непросто. Но когда на экране кухонного телевизора мелькнула Тимошенко с газовой трубой, Николай прибавил звук.
— Вот-вот! Давно надо было посадить этих нахлебников на европей­ские цены. Доигрались со своими «оранжевыми» играми. У них уже и газ их «незалэжный» — не голубой, а оранжевый. А о том не подумали, что оран­жевым-то газ бывает, когда конфорка грязная!
Шутку оценили, разговор пошел живее.
— Коленька, вот ты много где бываешь. Что там люди о кризисе го­ворят? — спросила жена. — Ох и боюсь я его. Как вспомню 90-е, так вздрогну.
Не бойся, такого беспредела больше не будет. Тогда олигархи «бал правили» вместо тогдашнего президента. Никто ни за что не отвечал пе­ред людьми. Кстати, и кризис тот, дефолт 98-го, сами же «олигаторы» наши и спровоцировали. Заигрались в пирамиду с ценными бумагами, а она и рухнула. Они-то денежки свои унесли по-быстрому, а по тем госу­дарственным бумагам простым людям расплачиваться пришлось.
— Что-то это мне напоминает, — усмехнулся ревностный читатель га­зет и телезритель Василий Леонидович. — Американцы тоже заигрались в пирамиду со своими жилищными кредитами. Давали там кому ни попадя деньги на дома, а теперь «дебет с кредетом» не сходится, банки и с ними экономика вразнос пошли, и поползла зараза по всему миру. И до нас пы­тается добраться...
— Верно, пап, — поддержал тестя глава семьи. — Но одно отличие ны­нешнего кризиса оттого, десятилетней давности, мне очевидно. Принци­пиальное, между прочим, отличие. Тогда мы один на один с проблемой ока­зались, а теперь, по крайней мере, власть не отходит в сторонку: мол, вы­кручивайтесь сами. Правительство объявило, что возглавит борьбу с кри­зисом. По крайней мере, не побоялось взять на себя ответственность.
— Как бы благими пожеланиями все и не ограничилось, — вздохну­ла Наталья. — Вон цены потихоньку вверх поползли, коллеги рассказывают о том, как бизнес на нет сходит. Банки некоторые банкротятся. Кризис-то мировой, нигде толком с ним справиться не могут.
— Мама, унывать — последнее дело, — подбодрила Наталью дочь. — Вон дед трансляцию со съезда «Единой России» смотрел, когда Путин ан­тикризисные меры озвучивал. Уж дедушка какой у нас пессимист, а все, помню, с Путиным соглашался. Помню про то, что пособие по безработице почти пять тысяч теперь будет.
— А то, что премьер твердо пообещал, что вклады населения госу­дарство гарантирует, такого я вообще за всю жизнь не припомню, —до­бавил Василий Леонидович. — Раньше государство вообще деньги толь­ко забирало, как Сталин по ползарплаты на госзаем, Горбачев с Ельци­ным все время какие-то обмены денег устраивали, а Путин всем вклад­чикам гарантию свою дает. И что-то я не припомню, чтобы он нас хоть раз обманул.
Не надо забывать об инвестициях в промышленность, о существенном снижении налогов, — поддержал старшего Николай. — Но самое главное здесь, что Путин за эти восемь докризисных лет успел навести порядок в стране, экономику с промышленностью на ноги поставить. Да и закро­ма у России теперь не пустые, не то что раньше! В стабилизационном фон­де сотни миллиардов накопили, значит, и пенсии, и зарплаты бюджетни­кам будут выплачиваться, несмотря ни на что.
— А вспомни, Коль, как ты ворчал на стабфонд — мол, сколько мож­но кубышку набивать, да и зачем она вообще нужна? — поддел ветеран зятя. — Оказалось — не зря. Пригодилось.
— Да, батя, признаю, неправ был. Кстати, еще и потому доверяю Пути­ну, что сумел характер выдержать, сколько ни кричали, — мол, раздать де­нежки срочно надо, а он настоял на «финансовой подушке» безопасности. Значит, понимает в управлении, и «на слабо» его не возьмешь. То, что нуж­но от правительства в кризис.
— Мама, курица сегодня у тебя получилась — язык оближешь, паль­чики проглотишь... То есть, наоборот, все, запуталась... А я вот из поли­тиков никому не доверяю, — вклинилась в разговор Людмила. — Потому и на выборы не пойду, не разберешься, кто из них правду говорит. На эк­ране-то все убедительные.
— Эх, молодость! — дед лукаво прищурился. — Ну не доверяешь, и что дальше? На выборы не ходишь, газет не читаешь. Все у тебя на одно лицо и Владимир Владимирович, и Владимир Вольфович. Пороть тебя некому...
Оно конечно, пока болтуны по телеку болтают, а ответственные люди в России стабильности добиваются, такая позиция, как твоя, она безопасная. Но сейчас, когда тяжелые времена наступают, ты уж извини, твоя прямая обязанность, если ты и впрямь страну свою любишь, как только что клялась, за ум взяться и на выборы ходить. Вот сама посуди: кто-то ж в стране дол­жен с кризисом бороться. Руководство страны, регионов, городов. В Крем­ле — есть кому. Я вот вижу, что Медведев с Путиным — на своем месте. Один ум хорошо, а два — лучше. Все у них получится — заводы поддерживают, новые рабочие места создают, — словом, делают.
— И что толку? — Наталья не могла не поддержать дочку в споре с муж­чинами. Танька Барашкова, моя школьная подруга — помнишь, Коль, я тебе рассказывала о ней — недавно оказалась на улице, сократили.
— На биржу труда встала? — напористо поинтересовался муж
— Встала, встала. С нового года и пособие выросло. А все равно плохо.
— Пусть идет на курсы по переобучению. Сейчас это бесплатно делают. За государственный счет еще одну профессию получит, а там и работу но­вую найдет.
— Так-то оно так, только у нее двое детей и ипотека. Теперь боится — еще и без квартиры останется, совсем уж на улице.
— Хороша же ты подруга — что же ей не присоветуешь? Пускай немедленно обращается за отсрочкой на год. Путин постановил: потерявшим работу давать отсрочку по ипотеке на год.
— Да? А я и не знала.
Сейчас прямо и позвоню.
..........................................................................................................

Страницы 29-31 (пришёл Эдик)
...
— А ты, я смотрю, руки опустил, — Василий Леонидович почувствовал себя наставником молодежи. — Негоже это. Надо не унывать, а програм­му свою антикризисную придумать. У правительства — своя программа, у наших областных единороссов — своя. А надо еще каждому свою лич­ную антикризисную программу иметь...
— Да я не опустил руки, нет. Ищем с друзьями выходы. Вот будем переходить на те же иномарки, но только российской сборки. На них и пошлин таможенных нет, да еще и кредиты на покупку отечественного автомобиля частично государством субсидируются.
— Ты, грамотей, я погляжу, все дела знаешь, — Николай довольно по­сматривает то на Эдика, то на дочь, оценивает, достоин ли тот такой умни­цы. — А скажи-ка мне как бизнесмен бизнесмену — правительство нас в пра­вильном направлении из кризиса выводит? Не Сусанины какие-нибудь?
Я, конечно, не большой специалист в антикризисном управлении, но похоже, что правительство действует грамотно, — молодой человек про­изнес свою тираду до того рассудительно и со знанием дела, что Людочкины домашние удовлетворенно переглянулись: «а парень-то неплох».
— Вы даже не представляете, какой катастрофы удалось избежать осенью, когда по нам ударила первая волна кризиса, — продолжал Эдик. — Выстояли — никто даже не заметил, как мимо пролетело. Хотя самое труд­ное, конечно, еще впереди...
— Эдуард, скажи мне — раз ты бизнес-институт закончил. — Наталью продолжало одолевать беспокойство. — У меня вклад небольшой в бан­ке есть, последние два года Людочке на свадьбу коплю...
— Мама, ну зачем ты о личном?.. — девушка вся зарделась.
— Не посторонний же человек, а может статься, и сам заинтересован бу­дет, чтобы деньги эти у меня не пропали. Как, не пропадут из-за кризиса?
— Если вклад до 700 тысяч, то вообще беспокоиться не о чем. Госу­дарство полностью гарантирует его сохранность. Так что ни о чем плохом не думайте. Да что мы все о кризисе, будь он неладен. Курица у вас, На­талья Васильевна, — просто объеденье. Да и печенье твое, Люд, сказоч­ное. Ничего, поднимемся!
— А мы, старшие, поддержим вас, молодых. Действуйте! —Дед как буд­то тост с чашкой чая произносил. — Все у вас получится. На выборы-то 1 марта пойдешь?
— Я вот уже сказала, что не пойду, — подсказала Люда Эдику свой от­вет, с которым ему надлежало согласиться, — что толку-то?
— А я пойду, — не поддержал подругу Эдик. — Все ж таки не в Моск­ву представителя выбирать будем, а нашу, местную власть. Каждый день их видеть будем. Тарифы они нам будут назначать, налоги устанавливать, бюджет областной собирать и расходовать на необходимые владимирцам нужды, в конце-концов, с кризисом бороться.
— Молодец, правильно рассуждаешь. А за кого голосовать думаешь? — внимательно поглядел в глаза гостю глава семьи.
— Пока не решил, — осторожно ответил Эдик.
А я думаю так, что надо «Единую Россию» выбирать, — сагитировал ветеран. — Чтобы области легче было подключиться к федеральным про­граммам, деньгам опять же — надо выгоду свою блюсти! Единороссу с единороссом легче разговаривать будет. Ты как, молодой человек, думаешь?
— Я, повторюсь, еще не решил, — твердо повторил гость. — И вот что меня смущает. Не хотелось бы, чтобы вся власть у одной партии была. Мо­нополизм — он во всем вреден: и в бизнесе, и в политике. Поэтому не знаю, буду ли голосовать за «ЕР». Хотя... не за коммунистов же. Эти вообще — вчерашний день. 
Tags: Единая Россия
Subscribe

  • ТАНЕЦ МОЕГО ЖИВОТА, или Письмо от турецкого султана

    Прошло всего лишь 12 лет, и мне прислали видеозапись с празднования дня рождения подруги Наташи ( Наталия Лучицкая) в г.Коврове. Я там читала письмо…

  • Домик в Болгарии

    Мои друзья Саша и Рита три года назад приехали в Болгарию из Сибири и построили дом в посёлке. Вчера я была у них в гостях. С разрешения хозяев…

  • Прощание со старым годом

    Рождественское настроение в Европе приходит в ноябре, как только начинают украшать витрины магазинов, улицы, дома... Я пока ещё не стала…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments

  • ТАНЕЦ МОЕГО ЖИВОТА, или Письмо от турецкого султана

    Прошло всего лишь 12 лет, и мне прислали видеозапись с празднования дня рождения подруги Наташи ( Наталия Лучицкая) в г.Коврове. Я там читала письмо…

  • Домик в Болгарии

    Мои друзья Саша и Рита три года назад приехали в Болгарию из Сибири и построили дом в посёлке. Вчера я была у них в гостях. С разрешения хозяев…

  • Прощание со старым годом

    Рождественское настроение в Европе приходит в ноябре, как только начинают украшать витрины магазинов, улицы, дома... Я пока ещё не стала…