Наталия Новожилова 1gatta_felice (1gatta_felice) wrote,
Наталия Новожилова 1gatta_felice
1gatta_felice

Categories:

Андрей Пионтковский о том, почему сначала должен убраться Путин

А также о том, почему в результате непопулярных реформ не пострадали только их авторы.


(Расшифровка видеоролика).

путин-11Я не хочу рассуждать на тему «Считаю ли я Путина...?»... Я делаю всё, чтобы Путин ушёл, в меру моих слабых сил. И так же - мои коллеги и товарищи. Вот в этом может быть наше отличие от тех, которые, так сказать, готовы пофилософствовать на эту тему, сидя на заборе и наблюдая за тем, как гибнет страна.

Уйдёт ли Путин?Я не знаю. Может быть, он уйдёт завтра. Может быть, он уйдёт через 2-3 года… Если он уйдёт через 2-3 года, то я боюсь, что раньше уйдёт страна. Поэтому я не рассуждаю о том, когда он уйдёт, а я стараюсь делать всё для того, чтобы он ушёл как можно раньше.

А что касается социальных требований, которые будут очень остро подняты осенью, - это неизбежно. Это неизбежно после тех мер по тарифам, по ликвидации остатков бесплатного образования и медицины. Только я бы их совершенно не противопоставлял, потому что так же, как без отставки Путина невозможны свободные выборы, так же без отставки Путина невозможно и решение социальных проблем страны.

Социальная катастрофа – это не мои слова и не Зюганова, не Удальцова. «Социальная катастрофа» - так определяет положение дел в этой сфере крупнейший специалист в этой области Евгений Шлемович Гонтмахер. Кстати, рекомендую вам с ним поговорить. Хотя он такой системный либерал, он член кудринского «Комитета гражданских инициатив» (как я считаю, бесполезная организация, более того, направленная на то, чтобы либо удержать Путина у власти, либо уговорить его передать власть системным либералам, которые так же, как и он, ответственны за состояние страны), но Гонтмахер – он, прежде всего, учёный, и он прекрасно знает эту проблему.

Так вот, и к этой проблеме нельзя подступиться без ухода Путина с его поста неограниченного хозяина Российской Федерации. Правда, его неограниченное хозяйствование - оно, да, действует, когда он захочет посадить какого-то человека в тюрьму. Но эта вертикаль настолько развалилась, что она не функционирует и не может обеспечить просто элементарную безопасность. И я думаю, что Путин не был заинтересован в гибели сотен людей в Крымске. Ему приходится там летать на вертолёте, говорить какие-то неприятные вещи, но ведь он ничего не может сделать. Он породил эту систему воровства. И вот, возвращаясь к тому же Ткачёву, - он не может снять Ткачёва, что совершенно необходимо также для того, чтобы что-то менялось на Кубани, потому что они связаны, они члены одной и той же бригады правящей клептократии.

Поэтому, всё-таки, во-первых, я стараюсь делать. А если говорить о прогнозах, ну, мне кажется, что очень долго это продолжаться не может. Кстати, это самая большая дискуссия в протестном движении, хотя я бы тех людей, с которыми мне приходится дискутировать по этому поводу, и не считал бы участниками протеста… Вот ряд таких VIP’ов известных, повторяют такие фразы: «Ну, это маргинализация! Что значит – Путина в отставку?! Дело не в Путине, дело там глубже. Мы должны влиять на власть, а не менять её…». Это настолько глупо, что это люди, которые не могут в это верить, по-моему, это просто сознательное стремление выхолостить протестное движение.
Да, отставка Путина – вот если сегодня уйдёт Путин или, не знаю, что-то с ним случилось (грибочков объелся), ничего не изменится немедленно, ни одна из фундаментальнейших проблем России – чудовищное состояние нашей экономики, социальной сферы – ничего не изменится... Но ни к одной, к решению ни одной из задач приступить нельзя при существующем Путине!

Поэтому отставка Путина - это просто необходимое требование, иначе мы вообще ни о чём… Вот если мы просто что-то требуем… А что значит – «мы требуем» без отставки? Это значит, что мы просим Путина выполнить какие-то пожелания, сменить политическую систему, свободные выборы… Ну сколько можно требовать? Неужели не ясно, что вся суть этой системы и власти этого человека основана на том, что никогда свободных выборов не будет, так же, как и все национальные проблемы, чудовищное состояние здравоохранения, ЖКХ, образования, как мы только что убедились в Крымске, просто элементарной безопасности - они никогда не будут решены при этой системе и при этом человеке.

Ну вот, если вы помните, в Крымске он просто… Этот человек никогда не снимет негодяя Ткачёва. Я не боюсь этого слова сказать в прямом эфире в отношении субъекта, который глумился над пострадавшими. «Что же, - говорит, - мы до каждого из вас должны были дойти?!». То есть после этого заявления человека нужно было немедленно снимать и предавать суду по двум причинам: по абсолютной безнравственности и цинизму и по абсолютной некомпетентности. То есть, глава края говорит, что в течение пяти часов невозможно было оповестить людей и спасти сотни, а, может быть, тысячи жителей. Этот человек никогда не уйдёт, потому что он ответственен за распил Олимпиады, потому что он строил дворец Путина в Геленджике.

Они члены одной и той же, одной и той же преступной банды. Поэтому без отставки Путина, без отставки диктатора и крупнейшего вора в истории России никакого движения вперёд не может быть, страна просто обречена на деградацию. И люди, которые двадцать лет (я имею в виду коллективно, скажем, всю эту группу Чубайса)…, они находились десять лет у власти при Ельцине, они определяли всю экономическую политику Кудрина, они архитекторы всех этих новых, как они говорят, «непопулярных реформ» по ЖКХ, образованию...Это вообще замечательный термин, я вот уже 25, мы все 25 лет слышим: «Непопулярные реформы», и вот они героически проводят какие-то непопулярные реформы.
Вообще, когда говорят «непопулярные», значит что-то вот такое, какое-то тяжёлое, неприятное лекарство, но если его выпьешь, то через некоторое время, там, через 2-3 года страна расцветёт, и всё будет в норме. Но уже 25 лет идут непопулярные реформы. Все люди, которые их проводили, включая всех этих нечаевых, прохоровых, чубайсов и прочих, - все они мультимиллионеры, а некоторые из них – миллиардеры. Всё-таки, оказывается, что эти реформы для них лично оказались популярными, а теперь они какие-то новые партии сбивают.

Я читал блог Нечаева на «Эхе»: до последнего момента, до последнего абзаца – блестящая характеристика сегодняшней системы. А потом призывает вступить в какую-то его партию. Ну, так это человек, который строил эту систему, по крайней мере, первые десять лет, а вторые десять – никогда, до последнего самого времени, не имел против них никаких возражений и прекрасно в ней процветал. Вот этим и занимался.
В «Комитете гражданских инициатив» собраны такие люди. Они понимают, что Путин становится для них опасным, он уже неадекватен. Их стратегия – уговорить. Те, которые говорят, «не надо отставки Путина, не надо, это примитивно, это маргинализация протеста», - их стратегия – оставить Путина и потихоньку уговорить его в течение одного-двух лет постепенно сдать им власть, то есть не изменить власть клептократии.

Их идеологом, причём, очень честным, ярким, талантливым по-своему, является Михаил Дмитриев. Доклад его я, по-моему, и вашей аудитории неоднократно рекомендовал. Вот он откровенно пишет в своих докладах, что мы не собираемся устроить конкурентную систему, то есть абсолютно честные выборы, мы хотим передать власть каким-то там людям, которые будут проводить мудрые, либеральные непопулярные реформы. То есть – самим себе!

Я не вижу особого затишья в протестном движении. Да, вот такой «Марш миллионов», который ассоциируется с Удальцовым (это его формула) и с так называемым «Большим оргкомитетом», в который я тоже вхожу, он возобновит свою деятельность в середине сентября. Будет большое, по-моему, 15 или 16 сентября… Но ведь мне неоднократно приходилось говорить, и я с удовольствием повторю, что, во-первых, никто не имеет монополии на протестное движение, во-вторых, это не вертикальная иерархическая структура («вот мы там в оргкомитете распорядились провести следующую большую акцию в сентябре»).
Масса есть гражданских активистов молодых. Целая поросль появилась после событий 6 мая и последовавших за ними гуляний по бульварам и окупай-абаям.

Молодая энергия рвётся к новым действиям. Вот уже в июле будет два достаточно значимых марша – 14-го «Жаркий июль». Идут сейчас переговоры с мэрией, но они, как всегда, в такой вязкой манере ведутся, они не нам (я несколько оговорился – «нам» - я не являюсь членом этого оргкомитета, но я симпатизирую его участникам и завтра буду принимать участие в конференции), они предлагают оргкомитету улицу Тараса Шевченко, но это какой-то такой «сливной бачок», в который в последние годы всех туда сливала неугодных мэрия. Оргкомитет настаивает там, на какой-то центральной площади, бульварах… Ну, как всегда, это будет длиться до последнего часа. И 26-го будет большой митинг, это его Удальцов организовывает…
- Митинг?
- 26 июля, да.
И что мне кажется очень правильно и важно, что в центре и 14-го, и 26-го - там много вопросов, но в центре это борьба против политический репрессий, освобождение политических заключённых.

Понимаете, вот этот лозунг «Освобождение политических заключённых» был лозунгом ещё Болотной и Сахарова с самого начала. Тогда мы имели в виду таких людей, как, прежде всего, Ходорковский, Лебедев, масса арестованных предпринимателей по сомнительным делам…

Нам возражали, что это как-бы не политзаключённые в чистом виде, это какая-то комбинация политического преследования и экономических разборок. Но вот сейчас есть тринадцать человек (я не говорю о девушках из Pussy Riot), тринадцать человек арестованы по делу, так уже говорится, «по делу 6 мая». Это уже чистейшей воды политзаключённые.

И что самое подлое и трусливое со стороны власти – они же, да, ведут такой беспокоящий огонь по лидерам, по организаторам – Навальному, Яшину, Удальцову, Собчак, возбуждают… (Хотя Собчак очень трудно назвать лидером и организатором, но она везде, как вы понимаете, без неё нельзя обойтись).

Арестовали 16-летних мальчишек, девчонок – никому не известных. То есть расчёт такой, что это люди - за них не вступятся, они будут сидеть, гнить в тюрьме, это достаточно запугает многих. Но вот мы хотим показать, что это не так. Мы очень внимательно занимаемся этими людьми, оказываем юридическую помощь и пикетируем места заключения, суды, когда происходят какие-то действия судебные. И вот эти митинги посвящены, в первую очередь, требованию остановить политические репрессии.

Во-первых, люди действительно брошены в тюрьмы, им ломают жизнь. А, во-вторых, это очень опасная тенденция: ведь все репрессии начинаются вот так, потихонечку – сначала 10, 15, 50 человек малоизвестных, за которых, опять же повторю, как рассчитывают, никто не вступится. Потом, если у лидеров не хватит ума уехать за границу, что им очень «гуманно» предлагается (граница открыта, паспорта не отобраны), тогда возьмутся за лидеров. То есть, с этим надо кончать в самом зародыше, с этими лично путинскими политическими репрессиями.

(За расшифровку текста усиленная благодарность Олегу olegello).
Tags: Пионтковский, Путин, Чубайс, партии, свобода мнений
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments