Наталия Новожилова 1gatta_felice (1gatta_felice) wrote,
Наталия Новожилова 1gatta_felice
1gatta_felice

"Томикс-Владимирская газета" не стала бесплатно печатать этот материал:

О чём Владимир Милов  
мог беседовать в интерактивном режиме с журналистами в Клубе Региональной Журналистики?
А вот об этом:
- Когда начнется выход из кризиса?
- Почему во всем мире продукты дешевеют, а в России дорожают?
- Почему обрушились нефтяные цены?
- Что в ближайшем будущем произойдёт с ценами на нефть?
- Какая валюта надёжнее?
- Газ или уголь?
- Почему бензин не дешевеет вслед за нефтью?
- Действительно ли в кризисе виновата Америка?
- Падение рубля - минус или плюс?

Подробные ответы на эти вопросы см. ниже. Всё читать необязательно. Но если кто-то осилит, советую сравнить точку зрения Владимира Милова с рассуждениями на ту же тему Андрея Илларионова
(newtimes.ru/magazine/2009/issue105/doc-60727.html) и найдите у них три совпадения.


ЛЕТО КРАСНОЕ ПРОПЕЛИ
мнение белой вороны

ПРИЧИНЫ НЕФТЯНОЙ ЭКВИЛИБРИСТИКИ


      Мировые цены на нефть в начале 2008 года составляли 100 долларов за баррель, в июле - 145, а в декабре уже 45. Цены сначала поднялись в полтора раза, а потом за считанные пять месяцев рухнули в 3 раза. Это самое крупное и быстрое падение мировых цен на нефть вообще за всю историю! 
      Что же произошло? Откуда такая эквилибристика цен?
      На мировом рынке спроса и предложения на саму нефть в 2008 году был полный штиль. Примерно сколько добывалось нефти - столько потреблялось. Обрушения спроса не было. С добычей тоже все было в порядке. Но было очевидно, что рост цены на нефть намного опережал рост спроса не нефть. Нефтяные фьючерсы превратились в инструмент зарабатывания спекулянтами весьма приличных доходов. Они вовсе не перепродавали конкретные бочки нефти. Нет, они задолго до физической поставки и транспортировки "бочек" множество раз перепродавали контракт. Контракт - бумага, которая является просто юридическим обязательством на поставку нефти, - иногда перепродавался до 60 раз!
      В результате нефтяной рынок стал таким же финансовым пузырем, как и многие пузыри, образовавшиеся на мировых финансовых рынках. Как рынок высокорискованных ипотечных кредитов в Америке. И эти пузыри лопнули во второй половине прошлого года. 


КТО СМЕЯЛСЯ ПОСЛЕ ГРЕФА И КУДРИНА

      За годы финансового спекулятивного драйва отечественные и зарубежные аналитики отучились оценивать стоимость нефти исходя из реального соотношения спроса и предложения. Сложилась культура оценки стоимости нефти лишь на основе ожиданий и прогнозов, без учёта, есть ли на рынке дефицит нефти. 
      А дефицита все эти годы не было.
     Сейчас нефти в мире производится с избытком, предложение огромное. С другой стороны, спрос под угрозой снижения из-за того, что мировая рецессия становится все более серьезной. 
      Падение спроса на нефть в странах Запада, прежде всего в Соединенных Штатах, вызвано не только кризисом, а в значительной степени потребительским поведением, которое, думаю, носит системный характер. Сейчас там народ перестает ездить на шестицилиндровых джипах, переходит на бразильский вариант. В Бразилии вы не увидите дорогих машин. Потому что там очень дорогой бензин, и даже «крутые» бизнесмены ездят на машинах достаточно экономичных – «Ситроенах», «Фольксвагенах» и так далее. 
      Я был среди небольшого количества белых ворон, когда говорил о перспективе серьезного падения мировых цен на нефть до уровня 30-40 долл. за баррель. Несколько лет назад это казалось фантастическим сценарием. 
Начиная с 2004 года, аналитики, менеджеры и политические деятели уверяли, что теперь мы вступили в эпоху перманентно высоких мировых цен на нефть, которые останутся с нами навсегда. Первым в ряду "нефтяных оптимистов" был бывший глава Федеральной резервной системы Гринспин. В апреле 2004 года Гринспин сказал, что мировые цены на нефть теперь всегда будут только расти, потому что нефть кончается, новые месторождения не открываются, спрос растет и т.д. 
      После того, как по новостям пошла эта ремарка Гринспина, мне позвонил Греф и попросил приехать. Я удивился, но приехал. Греф спросил, правда или нет то, что заявил Гринспин, что я думаю про мировые цены и про перспективы. Но в его глазах я прочитал другой вопрос: «Правда ли, что мы теперь можем себе позволить немножко больше, чем то, на что мы раньше рассчитывали?».
      Та команда, которая пришла с президентом Путиным к власти, была совершенно не уверена в том, что им удастся продержаться хотя бы больше четырех лет. Они помнили о том, как в 1998 году нефть стоила 9 долларов за баррель, и на дорогую нефть не рассчитывали. Но как только нефть начала дорожать системно и надолго, эта властная группировка стала себя вести более самоуверенно. 
      У людей, принимающих решения в правительстве и в деловом сообществе, случилось очень быстрое привыкание к дорогой нефти. У них как бы отключилась та часть мозга, которая должна оценивать риски и думать о том, что есть и другой сценарий. Например, сценарий падения цен на нефть. 
      В 2006 году готовился саммит «Большой восьмерки», посвященный проблемам энергетической безопасности. Тогда в правительстве была проведена серия «мозговых штормов». В том числе на одну из них пригласили меня, хотя я уже был достаточно отмороженным оппозиционером. Когда я сказал, что перспектива падения нефти в коридор 30-40 долларов за баррель вполне реальна, Кудрин поднял меня на смех. 
      Тогда же в статье в «Коммерсанте» я написал, что есть все объективные основания ожидать серьезного падения цен на нефть в ближайшем будущем.
      Сегодня цена нефти вряд ли удержится в коридоре 40-60 долларов. Скорее будет 30-40 долларов на обозримую перспективу, года на два, как минимум. А, возможно, упадет еще ниже. 
      Мировая цена на нефть будет восстанавливаться тогда, когда закончится мировой экономический кризис. Причем, после года – полутора вслед за началом подъема экономики стран Запада, которые являются основными потребителями нефти.
     Однако я не жду, что нефтяные котировки сразу поползут к 100 долларам за баррель. И это, конечно, плохой прогноз для руководства нашей страны. Мне кажется, наше правительство просто не представляет себя в условиях дешевой нефти, не знает, как страна дальше будет жить. Это заметно по метаниям с принятием федерального бюджета на этот год. 
      Удручает и то, что правительство по-прежнему не хочет отказываться от агрессивной расходной политики. Оно готово сжигать ускоренными темпами финансовые резервы. При этом никаких обязательств, которые накопились за последнее время, выполнять не хочет.


НЕФТИ У НАС БУДЕТ МЕНЬШЕ

      Ситуация в российском нефтегазовом секторе невесёлая. 
      Я много раз говорил, что в ближайшее время начнется очень серьезное падение добычи нефти. И оно уже началось. Потому что инвестиционный климат в стране вообще, и в нефтяном секторе в частности, плохой. Вложишь свой миллиард в разработку месторождения, а потом это месторождение отберут. И достанется оно «Роснефти» или «Газпрому». Что в последнее время нередко происходит. А в условиях кризиса существует ещё большая угроза экспроприаций инвестиций. 
Путин дал нефтяной промышленности налоговые послабления. Почему-то в нашей стране нефтяная промышленность стала главным получателем помощи от государства в связи с кризисом. Не пенсионеры, не безработные, а нефтяная «бедная» промышленность. 
      Помните, как нам по телевизору рассказывали о том, что сейчас ЮКОС отберут и сразу поделятся с народом богатствами, которые раньше доставались только олигархам? А что произошло в действительности? ЮКОС национализировали и сразу начали налоги на нефтянку снижать. Из-за этого снижение налоговых поступлений в госбюджет от нефтянки только в этом году составит 6,5 млрд. долларов. Это очень много. Выходит, с народом не только не поделились, а последнее стали забирать. Это еще раз повод оглянуться назад и подумать: все ли наше правительство делало правильно?
      Российская нефтяная индустрия вместо того, чтобы производительно использовать период очень высоких цен на нефть, не делала инвестиций в разработку месторождений нефти и в её переработку. Не делала, потому что государственная медвежья политика отпугнула инвесторов, а некоторых просто не пустила. 
      У нас установилась безнаказанность государственных компаний, которые не инвестируют, и барьеры для входа частникам, которые готовы инвестировать. Например, были введены ограничения для иностранцев на стратегические месторождения. В то же время, свои деньги такие наши компании, как «Газпром», «Роснефть» и «Транснефть» потратили на передел собственности и скупку всего вокруг по периметру, на строительство всяких нефтепроводов, которые, непонятно, нужны теперь или нет, потому что добыча падает. На чем, кстати, накопили огромные долги. 
      Теперь надо искать где-то деньги на инвестиции в условиях, когда нефть дешевая. И правительство нашло простой выход: взяло деньги из бюджета за счет налоговых льгот нефтянке! Думаю, эти льготы не дадут эффекта. Денег на инвестиции все равно не хватит. Потому что надо осваивать новые необустроенные (без инфраструктуры) месторождения. Это стоит дороже.
      Более того, есть опасения, что нефтяные госкорпорации, получив из бюджета огромное количество бабла, извините за выражение, пустят его на погашение своих долгов и хуже того, начнут опять по периметру скупать активы других компаний.
      Ещё одна проблема, не решаемая правительством: зачем из регионов забирать деньги в Москву, чтобы потом раздавать их в виде дотаций? Это не укладывается ни в какую логику. Мы видим, к каким результатам привела путинско-кудринская реформа, когда от соотношения налоговых поступлений "центр-регионы" 50 на 50, в 2004 году перешли к соотношению 70 на 30. После этого все региональные бюджеты легли. Надо менять соотношение налоговых отчислений в федеральный и региональный бюджеты. Надо возвращать регионам деньги. Это один из главных принципов политической программы «Солидарности». Мы резко настаиваем на обратной реформе межбюджетных отношений, чтобы больше денег оставлять регионам. В том числе по налогам на природные ресурсы. 


ПОЧЕМУ ЦЕННИКИ НА БЕНЗОКОЛОНКАХ НЕ ДОГОНЯЮТ НЕФТЯНЫЕ КОТИРОВКИ

      Когда в последние годы цены на бензин росли, нам рассказывали, что это происходило из-за привязки российского налога на добычу полезных ископаемых к мировым ценам на нефть. Вот, говорили, растут мировые цены не нефть, и следом поднимаются цены на нефть в России. 
      Если эта теория правдива, то в ситуации, когда мировые цены на нефть быстро падают, у нас что-то похожее должно происходить с ценами на бензин. Но мы видим, что этого не происходит. 
      Более того, объяснение, что налог на добычу нефти привязан к мировым ценам, и это и есть причина роста цен на бензин, - это было смехотворное объяснение. Потому что доля налога на добычу полезных ископаемых в структуре цены бензина составляет всего 5%.
      В чем реальная причина того, что бензин в России дорогой? Причина в монополизме. Если кто-то будет опровергать это, не верьте!
      В России самая крупная розничная маржа при реализации нефтепродуктов конечному потребителю: разница между оптовыми и розничными ценами на бензин составляет 2 раза. Такого нет нигде в мире. Обычно в развитых странах розничная цена превышает оптовую на 30-40%, но никак не в 2 раза. 
      Например, 92-й бензин. Средняя розничная цена по России – 21 руб. Средняя оптовая цена на выходе с МПЗ – 11 руб. Причём, в 11 руб. оптовой цены входит налог на добычу полезных ископаемых. 
       У меня вопрос: что такое происходит между нефтезаводом и бензоколонкой, что удорожает литр бензина аж на 10 рублей? Это дороже, чем добыть, переработать и транспортировать сырую нефть!  
       Ответ: ничего. В чистом виде монополистическая спекулятивная маржа.
       Во многих регионах есть только одна нефтяная компания на регион, которая диктует цены. Или 2-3 компании, которые доминируют и находятся между собой в сговоре. 
       В тех регионах, где нет крупных компаний, бензиновый рынок достаточно жестко контролируется ограниченным числом групп. А они, как правило, завязаны с местными и региональными администрациями. И с оргпреступностью.
Россия очень плохо обеспечена бензоколонками и нефтебазами. У нас число бензоколонок на количество машин примерно в 2 раза ниже, чем в Европе. 
       Надо строить больше бензоколонок. Но догадайтесь, как легко получить землю под АЗС, и кому эту землю в первую очередь выдают?
      У нас сейчас бензин точно должен стоить не выше 15-16 руб.
      Россия специфически отличается от европейских стран крайне низкой обеспеченностью качественными нефтеперерабатывающими мощностями. У нас мало нефтеперерабатывающих заводов. Они принадлежат тем же компаниям, которые держат под контролем весь розничный продуктовый рынок страны. Конкуренции на этом рынке нет. 
Эти заводы производят мало бензина. Его хватает еле-еле на удовлетворение внутреннего спроса. В последние годы мы находились на пороге импорта бензина. В похожих на Россию странах, типа Венесуэлы и Ирана, государство держит нефтяную промышленность под контролем, не допускает там конкуренции, не пускает иностранцев. Эти страны экспортируют нефть, но при этом ввозят бензин по дорогим мировым ценам. На это тратятся большие бюджетные средства. Россия была близка к этому. Но поскольку кризис приводит к снижению спроса на нефтепродукты, вряд ли России придется их импортировать. Хоть в этом какой-то плюс.
       Нефтеперерабатывающие заводы в России старые. В основном, мазутные. Это является анахронизмом по современным меркам, потому что мазут – это отходы. Большим спросом мазут не пользуется. Его добавленная стоимость ниже сырой нефти - поэтому у нас переработка нефти убыточна. Перерабатывают добро во... что-то не очень хорошее. 

  
СТАВКА НА ГАЗ

      В мире уголь будет возвращаться как топливо быстрыми темпами. Сейчас газ дешевеет. Но газ несет в себе серьезный геополитический риск как товар. Уголь представляет неплохую альтернативу. При дорогом газе чистые угольные технологии стали окупаемыми вполне. В Европе началось строительство новых угольных электростанций.
     Труднее с этим в России. У нас есть принципиальная проблема «бутылочного горлышка»: наша страна так устроена, что весь уголь на востоке, а вся экономика на западе. Транспортное "плечо" – 3-4 тысячи километров. При этом существует дефицит железнодорожной пропускной способности. 
     Так уголь никто не возит. Основная торговля углем в мире осуществляется морем. А как из Красноярска везти уголь на Дальний Восток, а потом морем в Петербург? Поэтому не просматривается перспектив роста использования угля в европейской части России из-за логистических и экономических ограничений. А на востоке страны я не вижу перспектив роста экономики.
      Перспективы роста экономики есть в западной, европейской части страны. И здесь уголь не конкурент газу. Тем более, газа у нас много. Его просто надо инвестировать, разрабатывать, добывать и поставлять на рынок (хотя и с этим проблемы). Нет другого выбора, кроме как строить новые газовые станции в европейской части. 


ПРОКЛЯТЫЙ ГРИНСПИН

      Америка, действительно, является источником проблем мировой экономики. Прежде всего, из-за безответственной политики Федеральной резервной системы США по одной из масштабнейших в истории долларовых эмиссий. Деньги вбрасывались в экономику по ставкам существенно ниже рыночных. Накачали весь мир избытком долларов. Это привело к возникновению огромного количества финансовых "пузырей", которые полопались и создали в мире огромный кризис доверия. Долларов в мире много, но никто уже не знает их реальную цену и не верит контрагентам, потому что неизвестно, что у твоего контрагента на балансе. Кризис доверия – это главное, что парализовало мировую финансовую систему сегодня. В этом, конечно, виноват бывший глава Федеральной резервной системы Гринспин, который, кстати, отказывается признать свою вину. 
       Мир вползает в глубочайшую рецессию, самую крупную за последние 60 лет.
       В России развитие экономической ситуации происходит гораздо хуже, чем в подавляющем большинстве других стран. В Америке, откуда пошел кризис, ситуация гораздо менее тревожная, чем у нас. Там нет 20-процентного падения промышленного производства в месяц, как у нас. Притом, что мы далеко от Америки и не имеем никакого касательства к рынку высоко рисковых кредитов. 
      Вместе с тем, в российских бедах, как обычно, кто-то другой виноват. Плохим танцорам мешают ботинки.
      Путин год назад выступал на расширенном заседании Госсовета с оценкой итогов восьми лет своего президентства. Приток капитала в Россию в 2007 году в размере 82 млрд. долларов был подан как одно из главных достижений: мол, инвесторы теперь к нам идут. 
       И вот только за 4 месяца 2008 года из России убежало 130 млрд. долларов, то есть в полтора раза больше, чем пришло. 
       У меня вопрос: почему капиталы так быстро бегут из России? Не связано ли это с тем, что в России не очень хорошие условия для работы инвесторов, высокие риски? Не потому ли, что мы воюем с соседними государствами по непонятным причинам, ссоримся со всем остальным миром? 
      Российское правительство выделило экономике крупнейший в мире объем антикризисной помощи - 6,5 трлн. руб. (это больше 15% ВВП России), а эффекта нет абсолютно никакого. Более того, падаем мы гораздо быстрее остальных. Явно что-то не так в нашем «датском королевстве»... 
      Америка, конечно, подбросила нам дров, что говорить! Но российские власти оказались просто совершенно не готовыми к этому кризису, который можно и нужно было предвидеть. Многие задолго предсказывали.
Антикризисные меры оказались бездарными. Огромные ресурсы выделяются, но никакого эффекта не дают. Более 200 млрд. долл. золотовалютных резервов исчезли, а рубль девальвировался больше чем на 50% к доллару.
      Я не люблю ходить с бревном в глазу. Неудобно мне. Я предпочитаю сначала бревно достать, а потом рассматривать соринки в глазах у окружающих. Конечно, кивать на Америку здорово. Там действительно есть проблемы. Но давайте сначала разберемся, почему у нас гораздо хуже дела обстоят, хотя, этот кризис не у нас начался и к нам мало имеет касательства?  
      Выхода из кризиса пока не просматривается. Видимо, падение мировой экономики будет серьезным. А в России - катастрофическим. 


КОМУ ВЫГОДНА ДЕВАЛЬВАЦИЯ РУБЛЯ

       Девальвация рубля очень выгодна для нефтянки, для сырьевых экспортеров. 
       А в целом для экономики девальвация не благо. В первую очередь потому, что у нас очень много сборочных производств, зависящих от импортных комплектующих для оборудования. Импорт в рублевом эквиваленте сейчас дорожает, и издержки на комплектующие тоже растут. Сектор строительства завалится не меньше чем наполовину уже в этом году.
      Также неминуемо пострадает российский бизнес, который торгует импортной техникой (сотовая связь, например) или работает на импортном оборудовании.
      Рухнет значительная часть сферы торговли и услуг, поскольку она ориентирована на импортные товары. Заместить отечественным производством этот сектор мы не сможем ещё довольно долго. 
      Я не считаю, что рубль надо специально девальвировать. 
      Но я против того, чтобы Центробанк вмешивался в рыночное ценообразование и сжигал на бирже резервы (наши с вами деньги) ради того, чтобы искусственно поддерживать курс рубля. Не надо жечь государственные резервы, это абсолютно бессмысленное дело. Рубль все равно придет туда, куда должен прийти по объективным экономическим причинам. 
      Не стоит надеяться, что как после дефолта в 1998 году девальвация станет допингом для экономического скачка. Дело в том, что в 1998 году было очень много простаивающих производственных мощностей, которые просто загрузили без особых вложений. Сейчас таких свободных мощностей нет. Для того, чтобы наращивать производство, нужны инвестиции. Нужно строить новые цеха и так далее. Это вопрос не только девальвации, но и вопрос инвестиционного климата.
 

ПОЧЕМУ НЕФТЬ ДЕШЕВЕЕТ, А ЦЕНЫ РАСТУТ

       Забудьте про объяснения сбытовиков о том, что будто бы рост цен на их продукцию как-то связан с теми или иными статьями издержек. На самом деле все розничные цены в Российской Федерации формируются исходя из оценки продавцами вашей покупательной способности. 
       Это происходит и с бензином, и с потребительскими товарами. 
       Странно, что когда в последние годы рубль укреплялся, цены на импортные потребительские товары росли. Ведь если рубль укрепляется, то импорт должен дешеветь. А у нас все наоборот. В отдельных сферах, продуктовой, например, это связано с монополизмом. Но главная причина высокой инфляции и роста розничных цен - в избыточной накачке экономики деньгами, которая происходила в последние годы через бюджетный механизм, а также в резком росте федеральных бюджетных расходов. Эти расходы еще 5 лет назад составляли примерно 12% ВВП, а в прошлом году выросли до 18%. На дворе кризис, а власти не хотят сокращать расходы бюджета и даже увеличивают их до 22-23% ВВП. 
       У нас в последние годы затеяли крупнейшую реформу электроэнергетики. Но недоделали, бросили на полпути, да еще на этапе начала серьезного экономического кризиса. 
       Нам обещали конкурентный рынок, открытость для частных инвестиций, свободные цены на электроэнергию. Но ничего этого не получилось. Получилось только разделение электроэнергетического сектора по видам деятельности. Вместо частных инвестиций мы наблюдаем раздачу генерирующих мощностей, в основном, своим. Прежде всего, «Газпрому», у которого сегодня нет возможности модернизировать электроэнергетические мощности. Больше того, «Газпром» вместо того, чтобы вкладывать деньги на строительство электростанций, забирает их из проекта.
Вместо прозрачной рыночной электроэнергетики получили коррумпированную, серую, закрытую. Похожую на то, что у нас творится в нефтегазовой промышленности. Поэтому и тарифы на электроэнергию растут. И будут расти.


НЕ ТОРОПИТЕСЬ ХОРОНИТЬ ДОЛЛАР

      Я регулярно сталкиваюсь с попытками похоронить американский доллар. Сейчас, в связи с кризисом, эти попытки участились. Давайте посмотрим, какие альтернативы доллару у нас есть. 
      По сути, в мире кроме доллара весомы лишь четыре валюты. Это евро, фунт, иена и юань. 
      Я не назвал рубль потому, что российская экономика ничтожно мала. Наша экономика составляет 2% от мирового ВВП. Валюта экономики такого ничтожного размера не может претендовать на звание мировой валюты. 
      Иена. Почти 20-летние попытки Японии выбраться из стагнации, в которой страна находится, не приносят никакого успеха. Даже то, что отставленный премьер-министр принимал допинг, не помогло ему что-то изобрести. 
      Фунт. Англия если не в положении обанкротившегося оффшора, то в очень серьезной ситуации, так как сильнее всего пострадала из-за падения финансового сектора. Про фунт забудем на ближайшее время. Англичане со своими проблемами разберутся не скоро. Вот наше правительство вкладывало в фунт. А фунт грохнулся так же, как рубль. И как следствие - сокращение золотовалютных резервов Центробанка. Вот нашли альтернативу доллару! Молодцы...
      Юань. Мы входим в фазу серьезной, глобальной конкуренции за лидерство между двумя сверхдержавами – США и Китаем, экономики которых настолько взаимозависимы, что становится страшно. Одна не может существовать без другой, как сиамские близнецы. При этом они еще и страшные геополитические соперники. Китайская экономика, как мы видим по январской экспортно-импортной статистике, это мануфактурный придаток к американской экономике. Юань - вторичная валюта.
     Евро. Еврозона сейчас только-только начинает испытывать на себе всю тяжесть кризиса. До сих пор Европейский Центробанк проводил жесткую денежную политику по борьбе с кризисом. Это было правильно. Но сегодня все-таки надо давать экономике деньги для того, чтобы она функционировала. Поэтому сейчас европейский Центробанк начал серьезно снижать ставки. То есть, Евросоюз на переправе поменял коней. Кроме того, у них куча внутренних проблем, связанных с конфликтами между европейской и национальной политикой, между разными европейскими политиками. 
      Восточная Европа будет очень сильно затронута этим кризисом. Особенно финансово оффшорные страны, типа Прибалтики или Венгрии. Все это придется брать себе на шею старой Европе.
      Когда у нас говорят о долларе, то объясняют, что в Америке проблемы – дефицит бюджета, дефицит торгового баланса. 
Но в других странах еще хуже! По степени открытости, по степени свободы предпринимательства, по уровню предпринимательского духа американская экономика намного впереди всех. 
      Поэтому, я альтернативы доллару не вижу и не понимаю, почему доллар должен обвалиться. Не торопитесь хоронить доллар. 


ГРЯДЕТ НЕФТЯНАЯ ЗИМА

      Итак, мы лето красное пропели. Теперь к нам пришла нефтяная зима. 
      Хотя я себя все время стараюсь ущипнуть, когда это говорю. В 1990-е годы средняя цена барреля марки «юралс» составляла 16,7 доллара. А в 1998 году цена упала ниже 10. Когда я работал в правительстве в начале 2000-х, нам 22 доллара за баррель казались страшно высокой ценой, огромным подарком от мирового рынка.  
      На мой взгляд, властям нужно срочно начать проводить системную конкурентную политику в области обеспечения нефтепродуктами. Нужно стимулировать строительство новых современных МПЗ, которые производили бы больше качественного топлива. Резко увеличить число площадей, которые выделяются под АЗС и выделять их новым игрокам. Запретить действующим монополистам участвовать в конкурсах на распределение участков земли под АЗС. И тогда, буквально через 3-4 года, возникнет совершенно другая ситуация с ценниками на бензин.
      В условиях кризиса базу устойчивости экономике создают: гарантия прав собственности, условия для инвестиций, невмешательство государства в экономику. Без этой базы выбор такой: 
- или держать деньги, не давать их экономике и смотреть, как экономика заваливается, 
- или вбросить эти деньги и получить инфляцию, отток капитала, резкую девальвацию рубля. 
      Вот такая небогатая развилка у наших властей. 
       К сожалению, в нашей стране нет серьезного разговора с обществом, с бизнесом о кризисе. У нас есть сказки, которые рассказывают профессиональные «сказочники». О том, что Россия - остров стабильности. О том, что девальвации не будет. О том, что к концу 2009 года что-то начнет восстанавливаться.  
       Что вам посоветовать? Если на клетке с собакой написано «слон», не верьте.

 
 Записала Наталия Новожилова (г.Москва, 20.02.2009)

Владимир МИЛОВ - президент Института Энергетической политики, экс-вице-премьер правительства России по энергетике (2002 г.), один из руководителей объединенного движения демократических сил "Солидарность" 
 
Tags: Милов, Путин, кризис, нефть
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments