Наталия Новожилова 1gatta_felice (1gatta_felice) wrote,
Наталия Новожилова 1gatta_felice
1gatta_felice

Categories:

Запад нам не поможет. А мы и не надеялись! (1)

Почему Великобритания и Европа боятся даже замахнуться на Путина. А также об отношении Америки к российским людоедам.

Перспективы закона Магнитского

(Статья Ильи Заславского, не опубликованная в журнале Forbes)

До середины апреля 2013-го года Президент США Барак Обама должен внести список российских персон нон-грата в профильные комитета Конгресса. Это произойдет согласно им же подписанному в декабре закону, устанавливающему санкции в отношении госслужащих РФ, причастных к смерти в СИЗО юриста Сергея Магнитского и другим нарушениям прав человека. Времени осталось немного, а ощущение, что, как в США, так и в России, многие видят это событие не как финал трехлетней истории по принятию закона, а лишь как прелюдию перед более серьезной конфронтацией, которая, только набирает обороты.

Паралелльно с США, использование санкций «Акта Магнитского» активно обсуждаются в Канаде и странах ЕС, а также среди российской оппозиции. Я попытался проанализировать перспективы принятия аналога списка Магнитского в этих странах, добавления в сушествующий список новых фамилий в США, а также спрогнозировать вероятные ответные действия со стороны российского правительства, изучив логику последних событий.

Канада

На фоне того, как обе палаты Конгресса США подавляющим большинством голосов «за» приняли «Акт Магнитского», несколько дней спустя 11 декабря состоялись слушания на эту же тему и в парламенте Канады. Депутат-либерал Ирвин Котлер (бывший министр юстиции и генпрокурор страны) лично внес в Палату общин проект «Закона Магнитского» под наименование  Билль С-339.

Помимо последних событий в Конгрессе, серьезным стимулом для канадских парламентариев стало вызывающее поведение российской стороны. В июле США посетила делегация Совета Федерации РФ во главе с сенатором Виталием Малкиным, которая пыталась отговорить своих американских коллег принимать санкции. В ходе поездки Малкин сообщил, что Магнитский был арестован законно, страдал алкоголизмом, а умер из-за разгильдяйства тюремного врача.

Господин Малкин - личность хорошо известная канадским правоохранительным и иммиграционным властям. По сообщениям  газеты National Post, в 2009 году, господину Малкину было отказано во въезде в Канаду за подозреваемую связь с организованной преступностью, торговлю оружием и отмывание денег. В процессе опротестования этого решения (длящегося с 1994 года),  выяснилось, что Малкин владеет в Торонто весьма значительной собственностью, в размере ста одиннадцати кондо-квартир. Насколько было известно канадским СМИ в середине прошлого года, Малкин продолжает судебный процесс против канадского правительства, добиваясь возможности получить гражданство этой страны.

На данный момент канадский «Закон Магнитского» не принят, но постепенно набирает шансы. Обсуждение в Палате Общин проводилось при личном участии главы Фонда Хермитидж Билла Браудера и представителя российской оппозиции Владимира Кара-Мурзы-младшего (Координационный Совет, РПР-Парнас), которые до этого сумели подобными же разъяснительными беседами убедить в пользе санкций американских законодателей. В частности в ходе визита в канадский парламент Кара-Мурза и Браудер  провели  встречи с консервативным председателем комитета по иностранным делам Дином Аллисоном и с лидером либеральной партии Бобом Рэем.

Параллельно с обсуждением законопроекта в парламенте, его инициатор депутат Котлер ведет в данный момент переговоры с действующим правительством консерваторов о возможности введения визовых санкций до принятия закона решением исполнительной власти. В Канаде, в отличие от США, парламентская система управления и нет разделения властей, поэтому мнение парламентариев может оказать серьезное влияние на исполнительную власть и без принятия отдельного федерального закона.

Однако, как заявил в интервью Кара-Мурза, «мы, российская оппозиция, в любом случае хотели бы видеть закон по образцу США. Причем в моих беседах с канадскими парламентариями я говорил о желательности расширения законопроекта - нынешний вариант предусматривает только визовые санкции (без замораживания активов) и касается только фигурантов "дела Магнитского", а не всех нарушителей прав человека, как американский закон. Мои собеседники выражали готовность к такому расширению, никаких возражений у них не возникло.»

В Фонде Хермитидж мне сообщили, что шансы на принятие федерального закона появятся тогда, когда «помимо нескольких уже просвященных по данному вопросу парламентариев, в Палате Общин появится достаточно ко-спонсоров данного законопроекта, как это в свое время случилось в США». Что интересно, существенным фактором появления подобных депутатов может стать русскоязычное население Канады. При общей численности в 35 миллионов человек, согласно последней переписи около полумиллиона человек в Канаде считают себя выходцами из России, а более 4 миллионов являются выходцами из стран бывшего СССР и Варшавского Договора. При должном освещении вопроса эта группа может быть мощной электоральной силой, проигнорировать которую депутаты не смогут, ведь для этих избирателей вопросы защиты прав человека в бывших коммунистических странах крайне важны.

На сегодняшний момент лидеры этих общин активно поддерживают «Закон Магнитского». В частности 13 декабря Совет центрально-европейских и восточно-европейских сообществ Канады подписали единогласно  обращение  их Председателя Маркуса Хесса к канадскому правительству с требованием принять визовые и финансовые санкции против нарушителей прав человека в России по аналогии с «Актом Магнитского». В обращении указано, что «данный закон защитит канадцев от личностей, активно занимающихся серьезными нарушениями прав человека и получающих финансовую прибыль от такой деятельности, путем запрета на их въезд в Канаду и замораживания их счетов в нашей стране. Россия должна следовать своим обязательствам в ОБСЕ и Канада должна делать то же самое, путем мониторинга и защиты прав человека в странах-участницах договора».

Несмотря на широкую поддержку неправительственных организаций в целом русскоязычное население Канады еще не достаточно информировано о данном законопроекте. Никто из сторонников продвижения «Акта Магнитского» не берется публично заявить точные сроки принятия данного законодательства в Канаде, так как это слишком деликатный вопрос, требующий постепенного выстраивания межпартийной коалиции ко-спонсоров документа в Парламенте без лишних громогласных заявлений о дедлайнах. Однако, как мне неформально сказали ряд экспертов, имеющих отношение к данному вопросу в Канаде, если судить по истории того, как американский законопроект приобретал сторонников среди членов Конгресса, можно ожидать, что в Оттаве аналог списка Магнитского может быть принят в течение полутора-двух лет.

Великобритания

На первый взгляд, принятие аналога «Акта Магнитского» в Соединенном Королевстве должно было бы пройти легче и быстрее, чем в Канаде: у местного бизнеса и властей значительно более ясное представление о реалиях российской правоохранительной системы. В Лондон широким потоком бегут политиммигранты, английский бизнес не раз страдал от произвола российской судебной системы, а отношения между двумя правительствами осложняются периодическими шпионскими скандалами и враждебными заявлениями с обеих сторон.

Однако, на сегодняшний день в британском парламенте нет даже полноценной законодательной инициативы ни в форме законопроекта, как в Канаде, ни даже так называемо White paper, которая является консультационным документом, обычно предваряющим законотворческую инициативу и разъясняющим обстоятельства дела. В конце 2010 года группа из 22 депутатов  подписала  обращение к правительству принять визовые и финансовые санкции против чиновников РФ.В марте 2012 года депутат от правящей партии консерваторов Доминик Рааб, вместе с пятью бывшими министрами иностранных дел королевства  предложили  аналогичное представление правительству, которое  поддержали  все присутствовавшие 40 депутатов.

Оба заявления депутатов носят лишь рекомендательный характер, и исполнительная власть в Лондоне пока не приступила к юридической процедуре ввода санкций, ограничившись общими комментариями о важности борьбы за права человека в России. Характерно, что когда в сентябре прошлого года, местные сми написали о том, что британские власти негласно передали список Магнитского в свое посольство в Москве и якобы ввели визовый запрет, правительство быстро отреагировало заявлением, что оно не может ни подтвердить, ни опровергнуть данное утверждение. Не помогло даже последовавшее после этого официальное  обращение Комитета по международным делам парламента, требовавшее огласить список: британский МИД  не стал  опровергать своих российских коллег, которые публично заявили, что англичане не вводили никаких санкций.

Общее настроение относительно перспектив введния санкций среди участников продвижения «Акта Магнитского» в Англии, опрошенных мной, пока крайне сдержанное. Глава исследовательской программы одного из ведущих институтов, близкого к правительству, на условиях анонимности заявил, что «проблема экспорта коррупции в Англию лежит не в России. Это явление можно уже воспринимать, как устоявшуюся данность российской действительности. Проблема в количестве фиктивных западных компаний и фондов, получающих огромные российские капиталы, а также в количестве адвокатов и лоббистов из лондонского Сити, обслуживающих интересы российских чиновников и бизнесменов».

Другой хорошо информированный комментатор в сфере лоббирования в Лондоне в ответ на вопросы по санкциям прислал  ссылку  на статью известного журналиста Люка Хардинга. В ней говорится о дружеских контактах с партией «Единая Россия» и развлекательно-деловых поездках группы депутатов от партии консерваторов во второй половине прошлого года. Также в ней перечислены факты взаимодействия этих депутатов с первым секретарем российского посольства в Лондоне Сергеем Налобиным, являющегося, по сообщениям  российской прессы, сыном высокопоставленного генерала КГБ СССР.

Умиротворительная позиция правящих двух партий по отношению к своим коллегам в Госдуме РФ, имеет самое непосредственное отношение к «Акту Магнитского». На мой взгляд, не только нынешнее коалиционное правительство консерваторов и либеральных демократов вряд ли внесет законопроект о санкциях без серьезного нажима общественного мнения, но его сторонники даже открыто поддерживают меры против санкций в европейских структурах.

В частности, большое обсуждение в английских сми вызвал тот факт, что в начале октября прошлого года во время голосования в Совете Европы за поставление, призывающее российское правителство принять меры к исправлению нарушений прав человека, включая дело Магнитского, 8 из 14 представителей Англии  поддержали  своих коллег из «Единой России», проголосовав против. Из этих восьми, пять депутатов - консерваторы, два лорда, и один - член либеральных демократов, Майкл Хэнкок. Последний попал несколько лет назад в серьезный скандал за связь с российской гражданкой Екатериной Затуливетер, которую британские спецслужбы подозревали в шпионаже в пользу России и пытались лишить британской визы.

Что касается русскоязычного сообщества в Англии, достигающего по некоторым подсчетам 300 тысяч человек, то тут на сегодня активность за исключением небольшого ряда активистов значительно меньше, чем среди иммигрантов и политических беженцев в Северной Америке. В штатах и в Канаде петиции в поддержку «Акта Магнитского» стабильно достигали нескольких сотен и даже тысяч подписей, а в Англии, несмотря на большое освещение вопроса в прессе, подобная  инициатива  пока не может набрать и сотни голосов.

Это, очевидно, можно объяснить тем, что большинство иммигрантов в Англию приехало уже после крушения СССР, и уровень их политической вовлеченности в дела исторической родины качественно другой. Многие из них поддерживают деловые связи с представителями российской элиты или просто прагматично не верят в перспективу реального противодействия российским правонарушителям со стороны британских властей.

При этом не стоит, однако, рассматривать эту ситуацию, как статичную. В середине ноября прошлого года, когда уже стало ясно, что «Акт Магнитского» будет вот-вот принят в США, бывший министр юстиции Великобритании совместно с Обществом Хенри Джексона и Фондом Хермитидж, устроил встречу в здании парламента, посвященную вопросу принятия аналога закона в Палате Общин.

На встрече Билл Браудер заявил, что еще два года назад никто не верил в США, как сейчас многие не верят в Британии, что там будет принят хоть какой-то, даже минимальный, закон, связанный с убийством российского юриста. Браудер и ряд экспертов высказали уверенность, что многие шаги российской власти, неуклюже и агрессивно продвигающей свои интересы на западе и ограничивающей свободы российских граждан, больше чем что-либо способствуют этому процессу.

В интервью несколько дней назад представитель Фонда Хермитидж подвердил более развернуто эту мысль. Он выразил уверенность, что общественное мнение в стране и среди членов правительства и парламента постепенно меняется в сторону все большей поддержки санкций против российских правонарушителей. Этому активно способствуют последние события в самой Англии. Загадочная внезапная смерть свидетеля по отмыванию украденных российскими чиновниками налогов Фонда Александра Перепиличного в середине ноября 2012 года привела к переоценке уровня возможных угроз по данному делу уже по отношению к местным гражданам. 44-летний свидетель, не страдавший никакими смертельными заболеваниями, умер при непонятных обстоятельствах внутри охраняемого жилого комплекса, где находились дома Ринго Старра, Кейт Уинслет и Сэра Элтона Джона.

Результаты ожидающейся вскоре токсилогической экспертизы Перепиличного и начинающийся через несколько месяцев в Лондоне процесс по делу о смерти Александра Литвиненко, может стать тем усилителем, который определит отношение к «Акту Магнитского» не только в ключе соблюдения прав человека, но и с точки зрения непосредственной безопасности для англичан. По моему мнению, к следующим выборам в британский парламент через два года вполне может сложится политическая ситуация, когда уже большинство в правительстве будет выступать за введение определенных санкций против отдельных российских чиновников.

Изменению политических взглядов также способствует осознание британскими властями и деловыми кругами того факта, что политическое преследование россиян, перебравшихся в Великобританию, осуществляется в большинстве случаев коррумпированным режимом России, который занимается захватом и перераспределением собственности российских, и зачастую и западных, бизнесменов, фабрикуя против них уголовные дела. При этом расплачиваться за это приходиться бюджету Великобритании. На основании международных соглашений между Россией и Великобританией российские власти, преследуя своих корыстные цели, которые часто не имеют ничего общего с правосудием, требуют экстрадиции попавших в опалу бизнесменов. Тем самым не только выхолащивается смысл подписанных договоров, но и тратятся деньги британских налогоплательщиков. Так, согласно соглашениям интересы России на территории Великобритании представляет The Crown Prosecution (Прокуратура Ее Величества), которая нанимает барристеров и солиситоров для подготовки и ведения судебного процесса, расходы и гонорары которых оплачивает бюджет, и в случае проигрыша, британская казна дополнительно возмещает аналогичные расходы защиты. Стоимость срендего процесса составляет несколько миллионов фунтов стерлингов.

Кроме того, внимание английской прессы в ближайшие месяцы, несомненно, будет привлекать намечающийся юридический процесс по иску майора Павла Карпова к Фонду Хермитидж о защите его чести и достоинства, поданному в Высокий Суд Лондона в прошлом году. В связи с этим иском, один из ответчиков юрист Джеймисон Файерстоун сообщил, что по его информации Карпов обратился к услугам адвокатов и пиращиков в Лондоне за баснословные гонорары, которые официальная зарплата майора, очевидно, не способна предоставить. Но нет ничего удивительного, что Карпов так засуетился. По информации Файерстоуна, госпожа Ольга Степанова, бывшая руководитель ФНС №28 и затем сотрудник «Рособоронпоставки» в структуре Министерства обороны Российской Федерации, вынуждена скрываться в Дубае. Будучи протеже бывшего министра обороны Сердюкова, она боится появиться в Москве из-за уголовного дела по последнему, а в Европу и США у нее въезд «заказан» из-за того, что ее внесли в список «Магнитского». Последнее произошло, как известно, после феноменального одобрения в течение одного дня (24 декабря 2007 года) возврата из казны $153 миллионов долларов под видом «переплаченного» налога на прибыль на основании поддельных договоров и сфабрикованных судебных решений. Очевидно, майор Карпов, в отличие от Степановой, еще хочет побороться за свое «право» на отдых в ЕС и США.

Европейский Союз

О ЕС, на мой взгляд, не стоит писать много в плане перспектив принятия аналога «Акта Магнитского», так как они на сегодняшний день также туманны, как и в Англии. Помимо, Совета Европы и ОБСЕ, принявших в прошлом году ряд не обязательных к исполнению заявлений о необходимости введения санкций по делу убитого юриста, подобные  рекомендации  были утверждены (часто единогласно и при большом кворуме) в Голландии, Швеции, Польше и Италии.

При этом во всех этих странах, как и в Великобритании, действуют мощные лоббистские силы против принятия санкций и местные исполнительные ветви власти не хотят публично выступать против позиции Кремля. Такое отношение часто вызвано соображениями международной безопасности и угрозой потери прямых торговых сделок с Россией.

Однако, в отношении Европы есть одно обстоятельство, вызывающее большую надежду среди всех тех, кто поддерживает санкции. Стоит только одной стране Шенгенской зоны принять стоп-лист против въезда российских чиновников, как они будут лишены въезда во все остальные страны-участницы этого визового соглашения. На данный момент Шенгенская зона состоит из 26 государств, все кроме четырёх — члены ЕС. На мой взгляд, неформально разделенный рядом экспертов, российскому руководству будет все труднее противостоять законодательным инициативам во всех этих странах одновременно и в ближайшие несколько лет вполне вероятен сценарий, когда в одном из местных парламентов или правительств, появится достаточное количество сторонников санкций, чтобы на деле применить их. Один эксперт из Англии непублично отметил, что достаточно коалиции одной страны из Старой Европы (западной) и одной из новый членов (например, Эстонии), чтобы визовый запрет в Шенгене стал для «списочников» реальностью.

(окончание читайте здесь) (отсюда)
Tags: Евросоюз, правозащита, протест
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments