Наталия Новожилова 1gatta_felice (1gatta_felice) wrote,
Наталия Новожилова 1gatta_felice
1gatta_felice

Categories:

Моя бабушка умерла от голода

25_mg_vs_NVв блокадном Ленинграде в мае 1942-го.

По карточке она получала 125 г блокадного хлеба (пищевой целлюлозы и хлопкового жмыха по 10%, обойной пыли — 2%, мучной сметки и вытряски из мешков — 2%, кукурузной муки — 3%, ржаной муки — 73%).

Бабушку звали Наталия Владимировна Мегорская (в браке Васильева).
Место захоронения неизвестно (да и похоронили ли её, тоже неизвестно).

А годом ранее, в сентябре 1941-го, был арестован её муж - мой дед Евгений Леонидович Васильев.
Его обвинили в "антисоветской пропаганде".
Когда за ним пришли, он занимался вязанием...

До кучи - для создания "преступной группировки" - арестовали также его старенького дядю и соседа по дому.
Меньше, чем через месяц всех троих расстреляли как "врагов народа".
(Деда реабилитировали в 1992 г.).

Шли первые месяцы войны. Немецкие фашисты стреляли в наших людей по одну сторону фронта, а по другую, в тылу, - "наши" стреляли в наших.

Человек в России всегда был бесценен - в смысле, не имел никакой цены, вообще, нуль.

Я никогда не видела своих бабушку и дедушку. Только на фотографиях. Вот они оба:
21_mg_vs_NV_EL

В детстве я любила разглядывать фотографии, на которых Наталия Мегорская снята вместе со своим братиком Юрой или ту, где она - институтка Смольного:

18_mg_NV_YuV
19_mg_NV
Мне так хотелось быть такой же красивой, как моя бабушка Наталия...
Она прожила всего 37 лет...
***********************************

К апрелю 1942-го, то есть меньше чем за год с начала ВОВ и за пол-года с момента, как НКВД грохнул моего деда, в блокадном Ленинграде арестовали 26493 человек. Из них 3727 расстреляли.
Попутно грабанули ленинградцев на 42 миллиона рублей («изъяли» золото, серебро, деньги).
А ещё через пол-года, к 1 октября 1942 г., НКВД отчитался об аресте ещё 2 тысяч «изменников» и об уничтожении 300 «контрреволюционных групп».

Одни ленинградцы падали от голода на улицах и в неотапливаемых домах, а другие, сытые и красномордые, выполняли план по изменникам родины.

****************************

С 20 ноября ленинградцы стали получать самую низкую норму хлеба за все время блокады - 250 г по рабочей карточке и 125 г по служащей и детской. Рабочие карточки в ноябре - декабре 1941 года получала только третья часть населения. В ленинградском хлебе муки было 40%. Остальное - жмых, целлюлоза, солод. Зима 1941-1942-го была страшно суровой: температура воздуха колебалась в декабре - феврале от минус 20 до минус 32 градусов, в квартирах, обогреваемых лишь "буржуйками", зимой она редко была плюсовой. Электричество было отключено, канализация не работала уже с декабря 1941-го.

Городское и областное руководство проблем с продовольствием не испытывало: "В правительственной столовой (Смольного. - Ю.К.) было абсолютно все, без ограничений, как в Кремле. Фрукты, овощи, икра, пирожные. Молоко и яйца доставляли из подсобного хозяйства во Всеволожском районе. Пекарня выпекала разные торты и булочки", - это дневник сотрудника столовой Смольного. Из воспоминаний ленинградского инженера-гидролога: "Был у Жданова (первый секретарь Ленинградского горкома. - Ю.К.) по делам водоснабжения. Еле пришел, шатался от голода... Шла весна 1942 года. Если бы я увидел там много хлеба и даже колбасу, я бы не удивился. Но там в вазе лежали пирожные".

В этом контексте абсолютно логичной выглядит телеграмма Андрея Жданова в Москву с требованием "прекратить посылку индивидуальных подарков организациями в Ленинград... это вызывает нехорошие настроения". Более того, в Москве, в частности, в партийно-номенклатурном руководстве Союза писателей, сложилось мнение, что "ленинградцы сами возражают против этих посылок". Берггольц по этому поводу воскликнула в дневнике: "Это Жданов - "ленинградцы"?!"

А вот фрагмент (запись от 9 декабря 1941 года) дневников сотрудника Смольного, инструктора отдела кадров горкома ВКП(б) Николая Рибковского: "С питанием теперь особой нужды не чувствую. Утром завтрак - макароны или лапша, или каша с маслом и два стакана сладкого чая. Днем обед - первое щи или суп, второе мясное каждый день. Вчера, например, я скушал на первое зеленые щи со сметаной, второе - котлету с вермишелью, а сегодня на первое суп с вермишелью, второе - свинина с тушеной капустой". Весной 1942 года Рибковский был отправлен "для поправки здоровья" в партийный санаторий, где продолжил вести дневник. Еще один отрывок, запись от 5 марта: "Вот уже три дня я в стационаре горкома партии. Это семидневный дом отдыха в Мельничном ручье (курортная окраина города. - Ю.К.). С мороза, несколько усталый, вваливаешься в дом, с теплыми уютными комнатами, блаженно вытягиваешь ноги... Каждый день мясное - баранина, ветчина, кура, гусь, индюшка, колбаса; рыбное - лещ, салака, корюшка, и жареная, и отварная, и заливная. Икра, балык, сыр, пирожки, какао, кофе, чай, 300 грамм белого и столько же черного хлеба на день... и ко всему этому по 50 грамм виноградного вина, хорошего портвейна к обеду и ужину... Я и еще двое товарищей получаем дополнительный завтрак: пару бутербродов или булочку и стакан сладкого чая... Война почти не чувствуется. О ней напоминает лишь громыхание орудий...". Данные о количестве продуктов, ежедневно доставлявшихся в Ленинградские обком и горком ВКП(б) в военное время, недоступны исследователям до сих пор. Как и информация о содержании спецпайков партийной номенклатуры и меню столовой Смольного.

"Не знаю, чего во мне больше - ненависти к немцам или раздражения, бешеного, щемящего, смешанного с дикой жалостью, - к нашему правительству", - писала в дневнике Ольга Берггольц
Весной 1942 года ленинградцы с радостью собирали траву на городских газонах. Заготовку и переработку травы вел фасовочно-пищевой комбинат. Были созданы пункты по приему растений. Сборщикам выдавали дополнительные карточки на хлеб за не менее чем 25 кг травы. Траву продавали в Елисеевском магазине на Невском. Ленинградский Ботанический институт выпустил брошюру с перечнем съедобных растений, которые можно было найти в городских парках и садах, и рецептов блюд из них - например, салат из одуванчиков, суп из крапивы, запеканка из сныти.

(Из "Подвиг свой ежедневный вы совершали достойно и просто", Юлия Кантор д.ист.н., "Российская газета" 18.01.2013)
********************************

В блокаду Елисеевский ломился от продуктов

Историк Никита Ломагин: спецраспределитель в Елисеевском работал всю блокаду

Tags: моя нескромная персона, печаль, семейное
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 76 comments