Наталия Новожилова 1gatta_felice (1gatta_felice) wrote,
Наталия Новожилова 1gatta_felice
1gatta_felice

Categories:

Курск-2. ЭРА ТЕХНОГЕННЫХ КАТАСТРОФ. Продолжение темы

"общее во всех катастрофах – это три составляющие: глупость, небрежность и корысть"
"ЭХО МОСКВЫ" 20.08.2009
Друзья, для экономии вашего времени я надёргала из беседы на Эхе наиболее интересные высказывания Андрея Задернюка, технического директора «Межрегионэнерго», экс-председателя Федеральной энергетический комиссии РФ и комиссии РАО ЕЭС по инвестициям и топливообеспечению.

За подсказку спасибо В.Милову

Эра техногенных катастроф в энергетике наступила?

Гости:  Андрей Федорович Задернюк  Ведущие: Ольга Бычкова 
Передача: Большой Дозор (совместно с ''Ведомостями'') 

А.ЗАДЕРНЮК: Спасибо СМИ, спасибо журналистам, спасибо тем, кто выкладывает в интернете фотографии, какие-то документы, есть разрезы, чертежи уже, идет обсуждение. Мы больше знаем по сравнению с тем, что было, допустим, с тем же «Курском» или с Останкинской башней.

В 91-м кончилась эта реконструкция водобойных колодцев. И, тем не менее, я считаю, что это достаточно слабое место. Достаточно сказать, что максимально зарегистрированный расчет притока к створу составляет 24 000 метров кубических в секунду. А вот эта вот система сброса может допустить только около 14 000. То есть если у нас турбины не будут работать, через машзал не будет идти вода, в случае такого вот максимального притока водосбросная система не справится.

...Как раз где-то в 2003 году я был последний раз на ГЭС и был там по причине начала строительства, изыскания средства для строительства этих сбросных тоннелей. Там большое совещание проводил Чубайс, и было принято решение строить эти два тоннеля, хотя денег лишних на них не было. Тем не менее, они идут, и по плану строительство должно закончиться в 11-м году. Вот эта накладка с аварией и выход из строя турбинного зала, невозможность пропустить часть воды через турбины, на мой взгляд, здорово осложнило дело. И проблема сброса лишней воды стоит в ряду тех, которые надо решать сейчас, намечая меры, которые нужно реализовать сейчас.

..Нужно по крайней мере пять турбин по 600 мегаватт, по 600 000 киловатт, заново построить, без учета плотины. Это десятки миллиардов рублей.

...Если потребуется изготовить хотя бы 4-5 новых агрегатов, то, в общем, это внеплановые мощности тех заводов, которые имеют свою программу на несколько лет уже. И придется что-то отодвигать и где-то размещать эти заказы. Поэтому это не дело нескольких месяцев.

...Сибирский регион – вообще избыточный регион по мощностям. И Саяно-Шушенская ГЭС обеспечивала поставку около 20% всего объема, потребляемого в Сибири. Вот сейчас имеется возможность путем дозагрузки Красноярской ГЭС, Братской ГЭС частично компенсировать эту энергию гидроэнергией других станций. Но здесь есть риск, как бы не сработать воду и не оставить эти две ГЭС без воды на зимний период.
...Пока что те две ГЭС, о которых я говорил – Братская и Красноярская – заместить Саяно-Шушенскую не могут. Они ее могут частично заместить. Остаток должен замещаться тепловой энергией. То есть на угольных, газовых станциях вырабатываемой. Она дороже в несколько раз по сравнению с саяно-шушенской энергией. И вот те 15% ли процентов производства этой энергии, которую мы потеряли будет замещаться, 10 ли, но не более 20, потому что она 20% поставляла, я уже говорил, вот разница стоимости этих двух – тепловой и гидро – умножим на этот объем, и получим, сколько денег потребитель должен будет заплатить дополнительно. Это абсолютно счетная задача. Я ее не считал, это задача ФСЦ, она решается, исходя из баланса и ценовых показателей каждой из станций, которые будут загружаться. Я не думаю, что это может быть 30-40%. Действительно, я не уверен, что это 5%, как Шматко сказал, но 10-12% - это навскидку, совершенно без расчетов.

...Инвесторы только-только получили вот эту собственность в свои руки. До того, как было расформировано РАО, ликвидировано РАО как организация, структура, была проведена структурная реформа энергетики, когда организовали оптовые гидрокомпании, тепловые оптовые компании, территориальные генерирующие компании, сети выделены были. Это огромная организационная работа, связанная с реструктуризацией энергетики. Но эти мощности, эти активы получили те активы, у которых есть нагрузка к этой собственности. Каждый должен реализовать свою инвестиционную программу. Вот та комиссия при совете директоров РАО, которую я в свое время возглавлял, как раз и занималась согласованием и утверждением тех инвест-проектов по созданию новых генерирующих мощностей, и каждая ТГК, каждая ОГК имеет в своем долге реализацию этой инвест-программы. Что получается сейчас? Да, действительно, эта инвест-программа большая и направлена на то, чтобы компенсировать как минимум выбывание старых изношенных мощностей и обеспечить строительство новых, которые обеспечат рост спроса потребления электроэнергетики. В период экономического кризиса упало потребление, начались разговоры – а зачем строить эти мощности новые? Потому что можно подождать, когда будет оживление. Так вот, сейчас в Сибири это отношение к вводу новых мощностей надо пересматривать. И, по-моему, здесь нужно очень жестко подходить к требованию к новым инвесторам, чтобы обеспечивать ввод новых мощностей. Именно в Сибири. Исходя из такой вот многолетней потери Саяно-Шушенской ГЭС. Как минимум, на несколько лет. Дай бог, что через какое-то время, 3-4 месяца, удастся запустить несколько агрегатов, которые частично сохранились.

О.БЫЧКОВА:с децентрализацией РАО будет также децентрализовано все, что связано с безопасностью и соблюдением важных правил. И вот сейчас, как говорят многие, мы видим, что произошло.

А.ЗАДЕРНЮК: Я не уверен, что это решение было ошибочным. Решение было правильным. Я убежден в том, что реформа была необходима, для энергетики это действительно спасительный круг. Кстати, это единственная реформа, мне кажется, которая реализована более или менее до конца. И при РАО могли быть такие же потрясения. Давайте вспомним Дальний Восток, Лучегорская ГРЭС. Заморозили Дальний Восток, полетели головы виноватые и не виноватые. В том числе такие техногенные аварии и катастрофы были и при советской власти, и при РАО, и будут и потом, потому что это техника, ее нужно эксплуатировать с умом, с головой. Так вот, мое мнение, что какие-то ошибки в этапности реформирования, в последовательности, или упущения в реформировании, безусловно, были. Я, например, усматриваю ошибку такую. Вот что такое РАО? В принципе, это акционерное общество, которое выполняло очень большую часть функций государства. Оно замещало государство в каких-то функциях.

...Ростехнадзор сейчас – это государственная структура, и она должна обеспечивать надзор за уровнем эксплуатации всех этих энергосооружений. Так вот, упущением, на мой взгляд, было то, что РАО-то ликвидировали, а структуры в системе государственной власти, которая подхватит все эти функции, замкнет на себя, не создали. Минэнерго даже в сегодняшней своей схеме и составе, в общем-то, не совсем способно реализовывать вот эти функции с должным качеством. Ресурсов хватает, власти хватает, и власти государство не потеряло влиять на энергетику. Нужно сказать, что в собственности государства остались все сети магистральные… Там было 52% в РАО, а в Гидро-ОГК, в Системном операторе, в ФСК доля государства возросла многократно. Поэтому нельзя говорить о потере управляемости властью или снижении властных функций. Власти хватает. Нужно с умом использовать эту власть и, в общем, применять ее там, где нужно. Я думаю, что некое упущение, которое нужно исправлять, в усилении Министерства энергетики, в наполнении его действительно профессиональными энергетиками. Ведь для того, чтобы исполнить эти функции, РАО пришлось создать мощный квалифицированный коллектив энергетиков-профессионалов. Часть из них, по моим сведениям, где-то в коммерции, куда-то уходит, то есть не востребованы сейчас в энергетике. мне кажется, что Минэнерго, безусловно, нужно усиливать кадровый состав профессионалов.

...Это просто преграда к развитию энергетики, предпринимательства в России. Вторая проблема, я думаю, чисто государственная – это возобновление кадрового потенциала энергетиков. И об этом тоже слушатели пишут в вопросах и обращают внимание на снижение подготовки. Немодной, не престижной стала профессия энергетика.
снижение кадрового потенциала энергетики я, например, чувствую. Это чувствительно. Часть уехала – и ученых, и конструкторов, и разнорабочих.

Да вы откройте интернет, почитайте – те, кто считал прочность Саяно-Шушенской ГЭС, пишут нам из Канады и из Америки. Вот и все. Это не секрет.

...Спасибо нашим энергетикам – Системному оператору и региональным диспетчерским центрам, которые не допустили развития аварии при погашении крупнейшей ГЭС, регулятора к развалу энергосистемы вообще. И Сибири, и России. Мог быть здесь такой коллапс, что им надо в ножки поклониться, что это было сделано максимально быстро, оперативно и качественно. Практически без значительных сокращений потребления все было восстановлено электроснабжение. Надо иметь в виду, что такие заводы, металлургические особенно, при остановке – там такие могут быть последствия экономические, вплоть до разбора всех этих технологических установок. Строить лучше новую, чем ремонтировать старую.

...Для РусГидро задача стоит еще исполнить свои обязательства по поставке энергии на рынок. И она вместе с тем, что у нее форс-мажор такой, не потеряла необходимости исполнять эту задачу. Несмотря на форс-мажор. У нее есть обязательство поставить такую-то мощность на рынок. А она ее не может поставить. Поэтому правилами рынка предусмотрено – она должна ее купить. Купить и поставить на рынок. 
государство тут ни при чем, это акционерное общество. Поэтому за счет собственной прибыли, за счет прибыли, которую будут зарабатывать другие предприятия, которые входят…
В бюджете денег нет на эти цели, и в ближайшие годы и не будет там ничего такого, что можно было бы соразмерить с частными инвестициями. Ну, и придем к тому, от чего ушли. И цели, ради которой все затевали, не достигнем. Поэтому хотелось бы, конечно, чтобы государство максимально удержалось от таких действий, которые бы могли инвестора испугать.

О.БЫЧКОВА:и метро в Москве и в других городах нужно ремонтировать, и с разными трубопроводами у нас не очень хорошо, и с промышленными предприятиями, которые тоже были построены десятки лет назад, все тоже не очень гладко, потому что, действительно, огромный износ оборудования, огромная амортизация того, что было построено давно и так же давно не обновлялось и не ремонтировалось. Вот эта вот серия техногенных катастроф в самом широком смысле в нашей стране – насколько вам кажется это возможным? Или это все-таки ужасы и паника?
А.ЗАДЕРНЮК: Ну, какая паника, когда техногенная катастрофа она потому и техногенная катастрофа, что здесь, когда она случилась, трудно что-то предпринять. Вы вспомните Чернобыль – сколько там затрат, человеческих жертв и последствий.

...Я вот вспомнил цитату одного американского господина, который сказал про техногенные катастрофы. Он говорит, что общее во всех катастрофах – это три составляющие: глупость, небрежность и корысть. Вот когда мы получим результаты расследования аварии на Саяно-Шушенской ГЭС, ну, я больше чем уверен, что все три составляющие там будут.
...На первом месте здесь между небрежностью и корыстью. Корысть в грамотном менеджменте у собственника. Экономили на технике безопасности, на службе надежности, на профилактике, на модернизации. Где-то собственник решил больше выплатить дивидендов, нежели направить на развитие производства и замену оборудования, где-то ликвидирована служба анализа надежности, анализа состояния оборудования, прогнозирование.

...Это дело государства тоже, это функция государства – всех построить таким образом, чтобы никто не увильнул от направления затрат на модернизацию, реконструкцию и поддержание безопасности.

 
О.БЫЧКОВА: Но вы все-таки как оцениваете степень ветхости тех технологий и тех конструкций в самом широком смысле, среди которых мы живем? Вот Виталий, например, вам пишет: «Может быть, уже пора закупать, примерять спецкостюмы, противогазы, кислородные баллоны, альпийские беседки и кошки, чтобы спасаться в подобных ситуациях?» 
А.ЗАДЕРНЮК: На всякий случай, пусть лежат на балконе. 
О.БЫЧКОВА: Пусть будут, Виталий! 

А.ЗАДЕРНЮК: Пусть будут, да. Ну а если серьезно, то что можно сказать? Система мониторинга за состоянием оборудования просто должна быть. Она должна не просто числиться на бумаге, но она должна работать активно и эффективно. Вы знаете, у нас есть такой термин в энергетике – продление ресурса. Вот про провод высокого давления – он выработал свой ресурс. Заменять его – нужно несколько десятков миллионов затратить. Денег таких нет. Ну, с какой стати от чего-то там отрывать и закупать этот провод? Проводится целая кампания, направляются туда технические умы с тем, чтобы через институты, через Ростехнадзор и прочие структуры получить разрешение на продление ресурса. Еще на три года, допустим. Вместо замены…
Вы знаете, правительство может делать выводы. Когда захочет, то оно делает выводы в определенном направлении. Так вот, я думаю, что такие потрясения, которые сейчас люди испытывают, когда целые города не знают, устоят они или их смоет… это же пойдет 200-метровая волна в этом узком ущелье, потом она будет постепенно падать, докуда-то она дойдет 50-метровой волной. Это цунами. Это страшнее цунами. И когда там люди побежали в горы с детьми, это же…
Tags: катастрофа
Subscribe

  • Памяти Анны Галинкиной

    Мы с Аней Галинкиной одно время вместе работали во владимирской газете "ТОМИКС" и вообще дружили. До моего бегства из фашистской России…

  • Всемирная акция "Стоп Путин! Стоп война!" в Бургасе

    В Бургасе 14 октября на акции были украинцы, русские, болгары, один грузин и одна "литовка" )) Сфотографировать всю тусовку разом не могла,…

  • Митинг памяти жертв коммунизма

    Митинг был 6 февраля на площади Тройката в болгарском городе Бургасе. Выступали 91-летний болгарин Иван Григоров, которого коммунисты держали в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment