Наталия Новожилова 1gatta_felice (1gatta_felice) wrote,
Наталия Новожилова 1gatta_felice
1gatta_felice

Categories:

Из дальних странствий возвратясь...

Нерекламная ХОРВАТИЯ
Виды Хорватии в туристическом каталоге очаровывали с первого взгляда: море, скалы, темно-зеленые сосны и белые домики, крытые оранжевой черепицей.
Текст под снимками источал восторг и обещал туристский рай.
Мы вдвоем с подругой рискнули провести там две недели (или, по-хорватски – седмицы) отпуска.


«Хорватия – это на Черном море недалеко от Сочи?» - спросила меня одна дама с областного телевидения.

Хорватия, или, как ее именуют в Европе, Croatia (Кроатия) далеко от Сочи и вовсе не на Черном море. Это страна, которая до известных событий минувшего десятилетия в числе других республик входила в состав Югославии. Большая ее часть вытянулась параллельно Италии по другую сторону Адриатического моря и вместе с береговой линией всех хорватских островов составляет 6 тысяч километров.
Столица – Загреб.
Въезд для россиян безвизовый.
Денежная единица – куна. 8 кун примерно равны 1 доллару (пересчет на рубли мы производили умножением цен в кунах на 4). Мелкая монета очень мило называется «липа». У нас деньги деревянные, а у них липовые.
От поездки в Хорватию я не стала бы удерживать лишь две категории туристов: во-первых, тех, кто имеет возможность путешествовать на автомобиле – в этом случае можно увидеть очень красивые места и остановиться на ночлег и обед там, где приглянется; во-вторых, тех, кто любит преодолевать трудности и отдыхать с лёгким привкусом мучений (примерно так, как в Крыму или на Кавказе, но гораздо дороже).


ОТЕЛЬ

Каталог-путеводитель: «Большинство прибрежных отелей окружено замечательными сосновыми лесопарками, что способствует необычайной чистоте воздуха».

Мы поселились в трехзвездном отеле «Медена». Во времена единой Югославии здесь отдыхали хорватские партбонзы и «старшие братья» по компартии из СССР. Тогда этот комплекс на 700 номеров считался шикарной гостиницей. С тех пор «Медена» слегка обветшала. Половину номеров уже отреставрировали в соответствии с современными требованиями, за что дополнительно взимают 25 долларов в неделю. Но кондиционеры отсутствуют во всех номерах.
Жара, духота и повышенная влажность.
Особенно туго приходится владельцам номеров, выходящих на южную сторону. Удивительно, как они вообще остаются живыми до конца срока путевки. К тому же у них днем почему-то отсутствовала горячая вода. По всей видимости, администрация отеля полагала, что горячая вода только усугубит их страдания.
Горничные приветливые и добросовестно исполняют свою работу. Правда, владельцы номеров в апартаментах жаловались, что об уборке и смене полотенец приходилось напоминать.
В нашей ванной слив был засорен. Пять раз мы сообщали об этом неудобстве администратору. Он мило улыбался, записывал жалобу в журнальчик… Одним словом, все две «седмицы» мы принимали душ по колено в грязной воде.
В номерах круглые сутки не продохнуть от выхлопных газов, потому что у входа в отель в ожидании групп туристов стояли автобусы с включенными двигателями (чтобы кондиционеры в салоне работали). Днем и ночью на автомобилях и мотоциклах подъезжала и уезжала гостиничная обслуга. А в ресторане отеля местные жители частенько играли свадьбы. С музыкой и воплями до утра. Хорваты вообще разговаривают между собой так, будто слегка оглохли.
Кроме того, ремонт на некоторых этажах гостиницы продолжался и во время туристского сезона. Звуки молотков и электродрелей дополняли какофонию.

Приходишь утром на пляж в надежде подремать и отдышаться, а тут в парке с громким тарахтением и сизым дымом начинает работать газонокосилка. И по морю, опять же с оглушительным треском и выхлопными газами, начинают носиться прогулочные скутеры.
(Кстати, по поводу скутеров нам рассказали байку: после того, как один гражданин Советского Союза с полным баком бензина укатил по Черному морю в Турцию, в Крыму появилась инструкция катать не менее двух пассажиров).


Вокруг гостиницы парк. Им никто не занимается. Нет цветов, нет фонтанов. Мало скамеек. Мусор. Нет полива. Подсохшая хвоя сосен совсем не пахнет. Запустение. Скука.

МОРЕ

Каталог: «Прозрачность морской воды у берегов Хорватии составляет не менее 50 метров».

Хорваты говорят, что погода их страны зарождается в городе Пуле, дозревает в Сплите, а в Дубровнике умирает.

Пропитанный итальянской культурой Пул расположен на севере морского побережья страны, дорогой курорт Дубровник – на юге, а Сплит, известный как место для международных научных конференций, находится ровнехонько посередине между ними.
И действительно, если в Пуле шел обложной дождь, то в Сплите наблюдалась переменная облачность, а в Дубровнике сияло солнце.

Мы купили туристическую путевку в среднюю часть хорватского побережья. Этот район носит название Далмация. Три часа самолетом от Москвы. Час езды на автобусе от отеля до Сплита.

В первую неделю нашего пребывания – начиная с 9 июня – море было филиалом Северного Ледовитого океана. Местные жители, приехавшие на выходные к морю, с криком «зима!» выскакивали из воды, едва ополоснувшись. А мы с «гусиной» кожей, лязгая зубами, стоически пытались «моржевать» - ведь за море уплачено!

Нет худа без добра: после Хорватии я избавилась от страха перед холодной водой.

Долго на солнце не погреешься – солнце жалит как оса. А в тени под соснами мечтаешь о валенках и телогрейке.
Только в третьей декаде июня, наконец, и в тени стало тепло. Но по вечерам стали покусывать мошки и комары, которых там ласково называют «комарец».

Вода у берега действительно прозрачная. Но насчет 50 метров составители рекламника, конечно, загнули: отплывешь от берега на пять-шесть метров - и дна уже не видно. А когда на второй неделе море согрелось (или течение теплое подошло?), то на его поверхности начал цвести планктон. Плаваешь как в канализационных стоках, а потом выходишь из воды, покрытая светло-коричневой пленкой, словно болотная кикимора…

Морское дно в крупных валунах. А на них сидят морские ежи. Ощерившись острыми иголками, они, казалось, целенаправленно поджидают неосторожного купальщика. Триллер почти по Спилбергу.

В первый же день нашего приезда добрые люди посоветовали приобрести пластиковые тапочки. Мы помчались в магазин и потратили по 30 кун (120 рублей!) за пару. И правильно сделали, что купили. Потому что в середине июня начался туристский сезон, и «противоежовые» тапочки мигом расхватали. Нерасторопный народ плескался кто в кедах, кто в кроссовках, а кто и в матерчатых тапочках.

Адриатическое море очень соленое. В воде можно «висеть», почти не шевелясь. А после выхода на сушу, каждая волосинка на теле покрыта слоем соли наподобие сталактита. Так что цивильную обувь после воздействия морской воды, конечно же, приходилось выбрасывать.

Водный моцион в пластиковой обуви, замечу я вам, напоминает средневековую пытку «испанским сапогом». Мужчины утверждают, что это даже хуже, чем секс в презервативе.


Шесть метров от кромки воды вглубь суши принадлежат государству. Говорят, поэтому пляжи в Хорватии такие запущенные и замусоренные. Кабинки для переодевания надо искать, а неопрятные туалеты встречаются еще реже. Как, впрочем, и бары с напитками и едой.
Аренда лежаков и зонтиков от солнца стоит дорого - 10 кун в день, но сокрушаться по этому поводу не стоит, так как их все равно на всех не хватает.
Узкая полоска пляжа искусственно засыпана острым щебнем. Ходить по нему, а тем более лежать, мучительно. Просто «Аппликатор Кузнецова». Многие покупали в местных магазинах пластиковые коврики – от 60 кун и выше. Прочие загорали на бетонных плитах, окаймляющих насыпной пляж. Но на бетоне тоже мало удовольствия лежать – сыро, холодно и жестко.

Во время поездки на остров Брач, мы посетили тамошний пляж. Его покрывали более комфортные камешки, напоминающие крымскую гальку. Вода около острова почище и потеплее, но крупные валуны на дне сплошь покрыты скользкими водорослями и… грибами наподобие опят.


ЕДА

Каталог: «Дешевая по европейским меркам, очень вкусная кухня. Обилие в меню блюд из морепродуктов».

Морепродукты подавали в специальных ресторанчиках по совершенно безумным ценам.

В отеле мы пару раз заказали рыбу, но есть ее можно было, только здорово проголодавшись. В гостиничном ресторане вообще невкусно кормили. Хотя и сытно. Я подозреваю, что шеф-повар некогда проходил практику в советской столовке «Ландыш».

На десерт предлагали отвратительное мороженое, маленький кусочек пирожного, яблоко или апельсин (в то время как местные рынки были завалены прекрасными фруктами!).

В кондитерских лавочках пирожные продаются невероятно вкусные и разнообразные (будете в Шибенике, обязательно купите пирожные в магазинчике «Маэстро») – по европейскому типу, то есть почти без муки и сахара, со взбитыми сливками, нежным суфле и натуральными ягодами и фруктами.

Молочные продукты в Хорватии гораздо качественнее наших. Особенно хороши творог и сыры, в том числе знаменитый «овчий» (из овечьего молока) сыр.

Горожане в огромных количествах поглощают мороженое. Причем, мужчины всех возрастов с вафельным корнетом мороженого в руке – обычное явление на улицах. (У нас на улицах чаще можно увидеть мужчину с бутылкой спиртного в руке…).

На набережной города Трогира мы всегда ели мороженое в кафе у македонца Дило. Он иногда присаживался к нам за столик, угощал вином из собственных запасов и рассказывал о себе и своем деле. В холодное время года Дило живет в Македонии, пишет маслом картины. А в туристский сезон торгует мороженым в Трогире (и здесь же продает богатым туристам свои художества). Мороженое делает собственноручно из итальянских компонентов и на итальянском оборудовании. 36 сортов - с разными орехами, ягодами, фруктами. Есть даже с виагрой – такого ярко-синего цвета. Дило уверял, что когда принцесса княжества Монако Стефания приплыла в Трогир на яхте, то покупала мороженое в его кафе (должно быть, с виагрой).


АБОРИГЕНЫ

Каталог: «Хорваты в подавляющем своем большинстве воспитанные и доброжелательные люди».


Несмотря на то, что вся история этого края – сплошные набеги и порабощения со стороны венгров, немцев, римлян, турок и так далее, хорватам удалось сохранить национальную культуру и отличительные черты своего облика. Хорвата я теперь узнаю, где бы ни встретила. А их соседей-итальянцев, к примеру, не всегда отличу от обитателей какой-либо другой южной страны до тех пор, пока они не заговорят.

Представьте, что все мужское население Хорватии – одна баскетбольная команда. Нигде и никогда не видела в одном месте сразу столько рослых мужчин! Под два метра. Идет навстречу этакая «корабельная мачта», присмотришься - а в облаках маячит ребячье лицо с пухлыми губами: это мальчик лет 12-14 вытянулся, не успев выйти из детства. Даже старики высокие и с прямыми спинами.

К слову, хорваты действительно играют в известных баскетбольных командах различных стран мира.

А женщины, как ни странно, среднего роста. Не так давно две жительницы Сплита были удостоены титула «Мисс мира». Но в целом у представителей этой национальности внешность неяркая.

Три четверти хорватов исповедуют католицизм. Православных около 10%. Остальные – мусульмане, иеговисты, иудеи и т.д. Практичные католики идут в православный храм, когда хотят заказать мессу «за здравие» (по католическому обряду такие мессы не служат).

Большая часть населения занимается сельским хозяйством.
«Лысые» горы Хорватии расчерчены на рядки заборчиками из камней. До гражданской войны там были виноградники винных сортов. Сегодня сажают то, что можно съесть. Большая часть приусадебных участков занята под картофель. Долгое лето позволяет снимать по три урожая этого «хлеба для бедных» в год. Поэтому картошка там все время «молодая» и очень вкусная. С большим трудом приходилось отказываться от традиционного в Хорватии картофельного гарнира ради сохранения талии.

Хорватия – посткоммунистическая страна. И этим все сказано. Правда, в отличие от России, там нет пьяных и мелких воришек. А в остальном много похожего.

Напряженка с электричеством (в темное время суток освещены, да и то слабо, только основные транспортные магистрали). Мусора поменьше, чем на нашей родине, но заметно побольше, чем в не бывшей под коммунистами Европе. Роднят и дороги – узкие, тряские, залатанные.

Психология населения, как и у нас, искорежена уравниловкой - такие же нытики и халявщики. О себе говорят: мужчины у нас любят отправлять женщин работать, а сами ложатся на диван. Наверное, поэтому у хорваток такой замученный невеселый вид. Зато забота хорватских мужчин о своих детях вызывала у нас чувства умиления и зависти. Папочки повсеместно гуляли с ребятишками, играли с ними, пели им песенки и вообще источали нежность и любовь. В это время мамаши с гордым отстраненным видом отдыхали невдалеке.

Нередко мы видели женщин, одетых во все черное с ног до головы (даже туфли и обязательные чулки – черные). Это вдовы.

В стенах домов и храмов следы пуль и снарядов. Кое-что разрушено, но исторические памятники уже восстановлены. Хорваты избегают рассказывать о гражданской войне 91-96 годов. А нам было любопытно, из-за чего соседи сербы и хорваты так жестоко колошматили друг друга. Насколько удалось понять, основная причина была в том, что у Хорватии было много морского побережья, а у Сербии – выхода к морю не было вовсе. На самом деле, конечно, все было гораздо сложнее. Но не будем углубляться – наше повествование об отдыхе.

Хорваты антиглобалисты. Они говорят, что в их представлении Россия – это мощное государство, которое, как и Америка, контролирует большую часть мира. Они боятся, что мы можем придти в их маленькую страну и поглотить ее. Наши попытки убедить собеседников в отсутствии у России экспансионистских намерений к успеху не привели. Вот как наследила КПСС в памяти народов мира.


ОБЩЕНИЕ

Каталог: «В Хорватии обойдетесь без знания иностранного языка».


Сербы пишут кириллицей, но русский человек вряд ли что-то разберет в их речи. Хорваты пишут латиницей, но когда говорят медленно, то их можно понять. А наши православные священники вообще стрекотали бы с хорватами без умолку. Потому что хорватский язык – во многом есть старославянский. Дочь – «дщерь», глаза – «очи», рот – «уста», дверь – «врата», спасибо – «хвала», плохо – «смутно», хорошо – «добро», тут и там – «туто» и «тамо», красивая – «красная», красиво - «лепо».

Некоторые слова совершенно идентичны русским: уши, сын, жена, брак, свадьба, дом (его еще можно назвать «куча»). О значении других легко догадаться: «менячница» (пункт обмена валюты), «лекарня» (аптека), «мясница» (мясной магазин), «слично» (похоже), «су'тра» (завтрак), «враг» (бес, черт), «улаз» (вход) и «излаз» (выход).

Есть слова, которые совсем «не сличны»: кошка – «мачка» (кис-кис – «мись-мись»), пес – «пас», прическа - «фризера», дождь – «киша», зонтик - «кишебран» или «солнцебран», ложка – «шлица».

В слове «писать» хорваты ставят ударение на первом слоге. Поэтому когда местный житель предлагает вам «пи'сать», следует искать авторучку, а не туалет.

Имена в большинстве звучат как у нас: Иван, Вера, Соня, Петр, Аня, Татьяна.

Распространенное хорватское женское имя «Манда» вызывает у русских веселое настроение.
Еще больше наши туристы веселятся, когда им объясняют, что сталактиты в карстовой пещере именуются «Мандины титьки».


В одном из ресторанчиков в маленьком городишке пожилой официант, узнав, что мы русские, с гордостью сообщил, что в школе у него была четверка по русскому языку (в коммунистической Югославии «русский» был обязательным предметом в школах). Весь вечер он периодически подбегал к нам и, задыхаясь от восторга, читал наизусть то детский стишок «Наша Таня громко плачет…», то из Есенина «Ты жива еще, моя старушка…», то про какого-то деда, коротающего зимние вечера вдвоем с котом на печке. Окончательно «хорошист» нас сразил, когда, в очередной раз возникнув у нашего столика, протараторил: «Именительный, родительный, дательный, творительный…» и т.д. до «предложного» (если честно, я сама не помню падежи).

Однако большинство хорватов русский почти не понимают. При общении приходилось переходить на другие языки. В этой связи вспоминаю такой случай.
В порту Сплита мы с подругой никак не могли найти причал с нашим паромом. Никто из прохожих нам толком ничего пояснить не мог. А по времени паром вот-вот должен был отплыть. Забрели в здание портовой администрации в надежде получить там исчерпывающие сведения. Навстречу попался полицейский, который, видя наши «опрокинутые» лица, любезно осведомился: «Вам нужен душ или туалет?». Пока мы пытались объяснить на английском, что нам нужно, к стражу порядка присоединились еще четверо его коллег. Они явно обрадовались хоть какому-то занятию (в добропорядочной Хорватии полицейские вообще, наверное, не нужны). Выслушав нас, полицейский на английском же языке уточнил: «Вы ведь не англичане?». Думая, что из-за отсутствия оксфордского произношения нас не поняли, мы стали толковать на итальянском. Полицейский воскликнул по-итальянски: «Но вы и не итальянцы!». Тогда мы перешли на родной язык, и он ответил нам по-русски! Как выяснилось, с нами могли поговорить еще и на французском и немецком языках.
Скучающие полицейские явно не хотели с нами расставаться, но, в конце концов, надели форменные фуражки и вывели нас на улицу. «Вот ваш паром!» - показали они на ближайшее судно. Все пятеро так искренне желали нам счастливого пути и хорошего отдыха, и даже помахали вслед… Мы растрогались.


СЕРВИС

Каталог: «Но вот сервис… Не ждите от персонала мгновенной реакции на свои просьбы или проблемы».


Хорваты, как и все славяне, в торговле не успешны. Стоят за прилавком с таким видом, будто делают одолжение. И торговаться не любят. Будут стоять на первоначальной цене, даже если продукция на глазах загнивает и ее вскоре придется выбросить.

Ходить со своим товаром по пляжу здесь не принято. Купить фрукты можно только на специальных городских рынках. А туристские отели расположены вне городов. Приходится платить за проезд на автобусе туда-обратно и вдобавок тащить нежные ягоды и фрукты в пакетах. И совершенно непонятно, почему местные жители, упуская свою выгоду, не продают продукцию из своих садов и огородов рядом с отелями или хотя бы в поселках?

Обслуга в отелях и ресторанах неулыбчивая, а к русским туристам относится подчеркнуто холодно. В принципе, русских везде в мире недолюбливают, но хорватские официанты как-то уж очень неприкрыто недолюбливают. Возможно, эта неприязнь идет со Второй мировой войны, во время которой хорватские усташи сражались на стороне немцев.

В ресторане нашего отеля «Медена» всех туристов почему-то рассаживали по национальному признаку. Наверное, метрдотель полагал, что, не успев выехать из родных мест, мы уже начинали безмерно скучать по соотечественникам. Русскую «резервацию» обслуживала крайне неприветливая особа. Например, чтобы был принесен полагающийся к столу кувшин с бесплатной водой, приходилось напоминать по три-четыре раза. И так каждый день. Между собой мы шутили: «Эта злючка плюет нам в тарелки».
Официантка делала вид, что не понимает ни слова по-русски, и умудрялась так медленно менять блюда, что легкий ужин растягивался на час. В то же время, как мы замечали, сюсюкала с немцами и по их заказам летала «мухой».

Однажды за наш столик посадили вновь прибывших – пожилую женщину со взрослой дочерью. (Дочка привлекала на пляже внимание отдыхающих обоих полов невероятно огромным бюстом. Фигура совершенно средних габаритов, а грудь – просто два ведра. И где только на такое богатство она купальник купила?). Женщины заказали к ужину бутылку вина. Съели салат, а вина все нет. Напомнили. Наша злючка принесла им горячее. Снова напомнили о вине. Горячее стало холодное. Голодные женщины не удержались и очистили блюда. Еще раз попросили вина у проходившей мимо официантки. Она постучала себя по лбу и через какое-то время принесла… полный стакан вина. И, как ни в чем не бывало, собралась уходить. Ошарашенные женщины остановили ее: «Мы же просили бутылку!!!». «Ах, бутылю», - картинно всплеснула руками официантка. После этого никто не удивился, что принесенную, наконец, бутылку, она хоть и соизволила откупорить, но разливать по бокалам, как полагается, не стала.
На следующее утро мы пришли завтракать раньше своих соседок по столику. На скатерти стояла недопитая бутылка вина, в горлышке которой вместо пробки торчала… чайная ложка!

Другой случай ненавязчивого хорватского сервиса. В кафе г.Сплита молодой человек сначала демонстративно поприветствовал нас сквозь зубы, а потом долго прикидывался, что не понимает, что нам требуется. На русском, итальянском и английском мы безуспешно пытались добиться от него двух чашек чая. «Как же, черт побери, по-хорватски «чай»?!» - обратилась я по-русски к своей подруге. «Чай», - усмехнувшись, произнес официант. После чего с подчеркнуто высокомерным видом принес заказ. Ввиду такого явного небрежения, мы решили оставить его без чаевых. Дали ему бумажку в 50 кун, сдачу забрали не глядя и ушли. А позже обнаружили, что официант ошибочно сдал нам как со 100-куновой купюры. Посмеялись: довыпендривался мальчик, сам себя наказал. Позже, когда тратили деньги на что-нибудь безрассудное - как, например, на пирожное, - то говорили: «Все равно у нас 50 кун дармовых». И под такое самоувещевание потратили десять раз по 50.


ПРИРОДА

Каталог: «На всем протяжении материковой береговой линии нет действующих индустриально-промышленных объектов. Все отдано во власть Его Величества Туризма».

В Хорватии остро не хватало свежего воздуха и тишины.
Ландшафт изрядно портят промышленные предприятия. Гигантские заводы расположены у самого берега моря. За полчаса из окна автобуса я насчитала четыре – цементный, химический, сталелитейный («железный»), по переработке нефти. Производственные стоки, естественно, сбрасываются в море.


Близость автодорог к побережью загрязняет воздух и увеличивает шум в зоне отдыха.

На набережной города Супетар нас неприятно поразил запах помоев, исходящий из залива с пришвартованными катерами и яхтами.

На рекламных фотографиях Хорватия выглядит одетой в яркую зелень. Возможно, весной так и есть. Но уже в мае на морском побережье сосны «рыжие», трава высохшая. Холмообразные невысокие горы унылого болотисто-серого оттенка.

На улицах городов поражает отсутствие цветов. Но за оградами некоторых частных домов видны розы и пышные кусты олеандров, цветущих невероятно красивыми крупными цветами - белыми, розовыми, красными, сиреневыми, малиновыми.

Вдоль материкового побережья Хорватии находится 1186 островов. Из-за них с «большого» берега не видно горизонта. И потому нет ощущения, что находишься у моря. Острова почти все заселены и смотрятся очень красиво – будто кто-то раскидал по ультрамариновому морю зеленые курчавые шапки, украсил их орнаментом из черепичных крыш, а вместо перышка воткнул церковную колокольню. А ночью островки переливаются разноцветными огнями, отражаясь в черной воде. Наверное, именно на таких заманчивых кусочках суши и застревал мореход Одиссей, оставив на Итаке Пенелопу.

Невероятно красивы Плитвицкие озера – 16 озер соединены 92 каскадами.

Незабываемое впечатление осталось от посещения водопадов на реке Крка: чистая прохладная вода, изобилующая форелью, стремительно низвергается с гор, образуя семь живописных водопадов. Экскурсовод посоветовал обратить внимание на «пение жаб». Мы думали, это шутка. Однако в верховьях реки мы действительно услышали мелодичные звуки. И это пели жабы!

В месте, где река Крка попадает на равнину, туристам разрешается купаться. В отсутствие кабинок для переодевания люди обоих полов вынуждены облачаться в купальники на полянке у реки, раздеваясь догола на глазах друг у друга. После купания те же манипуляции совершаются в обратном порядке. А по краям поляны стоят пожилые мужчины, заворожено наблюдающие за бесплатным стриптизом…


ГОРОДА

Большинство хорватских городов построено из белого камня, который добывается на уже упоминавшемся острове Брач. Из этого же камня возведен знаменитый Белый дом в Вашингтоне.

Старинные красивые дома и храмы в Хорватии чаще всего – творение итальянцев. Как, впрочем, и в России.

В Сплите сохранилась часть древнего города, построенная римским императором Диоклетианом в 295 году. Это не совсем музей, там много магазинов, а некоторые дома жилые.

Маленький Трогир расположен на острове, соединенном с материком узким мостиком. Это город-игрушка – узкие улочки, белые стены домов и отшлифованные за 2300 лет миллионами ног мостовые из того же белого камня. Шумная и веселая набережная, к причалу которой пристают шикарные яхты со всего света. По Трогиру можно бродить бесконечно.
По стране пребывания мы с подругой всегда путешествуем самостоятельно. Покупаем карты, садимся на поезд или автобус – и едем осматривать исторические достопримечательности. Так мы гораздо больше успеваем осмотреть и экономим деньги. К тому же в Хорватии организованные экскурсии зачастую проводят халтурно, чуть не вдвое сокращая время осмотра.

Индустрия развлечений практически отсутствует.

Местные джигиты, предлагая совместно провести вечер, не отличаются изобретательностью. Обычно они с ходу спрашивали: «Ви'но пьете?». Мы с готовностью откликались: «Ви'но не пьем!». Впрочем, как-то двум джентльменам дали утвердительный ответ. Несколько вечеров мило посидели в ресторанчиках. А потом неожиданно нам было заявлено, что «пять вечеров мы провели скупно, пора уже разойтись по парам интимно». Пришлось соврать, что у нас в России положено не меньше пяти лет проводить «скупно» и только потом «интимно».

Хорватия любима новыми русскими. «Богатенькие буратинки» арендуют гостиничные домики – апартаменты – и ссылают в них на лето жён с детьми. Злачных мест поблизости от апартаментов нет, а ездить на неблизкие расстояния в город женщине с ребёнком затруднительно. Поэтому отцы семейств могут не опасаться, что в их отсутствие за женушкой кто-то приударит. Разве что скучающая супруга соблазнит газонокосильщика. Пока богатая клуша сидит в тени сосен на берегу моря, а ребёнок под ее присмотром играет камешками, их папа спокойно занимается бизнесом на родине или вояжирует по странам Европы с любовницей, если таковая имеется.


УРОВЕНЬ ЖИЗНИ

Хорваты любят прибедняться. Думаю, напрасно.

Как-то нас подвозил на своем автомобиле шустрый абориген средних лет по имени Ивица. 60-километровый путь от отеля «Медена» до города Сплита мы сговорились оплатить 50 кунами (вначале Ивица просил 100). На автобусе это нам бы обошлось в 40. Всю дорогу водитель плакался, какой он бедный и как невыгодно ему нас везти. Все повторял: «Бензин 7 куна! Разумиешь?».
Как выяснилось, десять суток в месяц Ивица дежурил на воротах «железного» завода. За что получал около 600 долларов. В остальное время занимался частным извозом, естественно, не декларируя доходы.
Проехав километров пять, наш извозчик затормозил в открытом поле возле какой-то свалки и высадил нас из машины. «Подождите здесь, я кое-что забыл, через десять минут вернусь», - пообещал он, развернулся и был таков. Мы остались на обочине с открытыми ртами. Потом рассудили, что Ивица быстрее удавится, чем провезет нас пять километров бесплатно, и успокоились.
Действительно, «вахтер с железного завода» вскоре вернулся. В кабине его машины сидел новый пассажир – чех. Ему надо было на остров возле Дубровника и, видимо, по незнанию хорватского языка, он мало что сообразил, когда Ивица уговорил его ехать в Сплит. С помощью английского языка я объяснила обалдевшему чеху, что теперь уже не стоит менять средство передвижения, а лучше пересесть в Сплите на морской вид транспорта. С чеха Ивица содрал такую сумму за проезд, что компенсировал себе даже обратный путь из Сплита.

Вообще выбраться из отеля куда-нибудь в населенный пункт было проблемой. Во-первых, накладно. Ближайший к нашему жилью город Трогир находился в 4 км. Таксисты за это расстояние требовали 100 кун, автобус обходился в 6 кун с человека. Во-вторых, проходящие автобусы курсировали лишь один раз в час, автомобилисты же почему-то никогда не предлагали подвезти за плату (Ивица был исключением). Так мы мучались, пока нам не объяснили, что после войны подсаживать незнакомцев на дорогах боятся. Мы смекнули, что две интересные дамы вряд ли испугают автовладельцев, и проголосовали. С тех пор в Трогир мы всегда добирались с комфортом. Причем бесплатно - наши попытки расплатиться любезно пресекались: «Ништо, ништо!».

Прибрежная линия Хорватии напичкана двух-трехэтажными виллами эксклюзивной архитектуры. Заметно, что большинство из них новенькие. Много строящихся. Что свидетельствует о росте доходов хорватов. Средняя зарплата в стране около 2 тысяч долларов (16 тысяч кун). Фрукты в пересчете на рубли стоили ровно столько же, сколько в это время года во Владимире. Цены на другие продукты и товары примерно в четыре раза выше, чем во Владимире. По отношению к нашей зарплате - дорого. Но если бы мы получали 16 тысяч рублей в месяц…

Не решилась купить сыну трикотажную майку – меньше 60 кун нет, а на владимирском рынке такие же гораздо дешевле.

Вообще найти в Хорватии подарок для близких и друзей - проблема. В качестве сувениров предлагают раскрашенные и покрытые лаком раковины и камешки. Тряпки повально турецкие. Качественная одежда из Италии еще дороже. Поневоле задаешься вопросом: что же производят сами хорваты?! Впрочем, говорят, страна еще не совсем оправилась после шестилетней гражданской войны. А раньше будто бы в магазинах было много местной промышленной продукции.
Чтобы не уезжать с пустыми руками, туристы покупают хорватское виноградное вино «Бабич» либо оливковое масло. И то, и другое в стеклянных бутылках, что значительно утяжеляет багаж.

Об оливковом масле стоит рассказать поподробнее. Местное население применяет его не только в пищу, но и как лекарство от множества болезней – внутренних и наружных (язв, гастритов, кожных заболеваний, ожогов и т.д.). В медицинских целях используется только неочищенное масло первого отжима. Оно называется «девственное». Во избежание подделки его рекомендуется приобретать только в магазинах. В отличие от обычного оливкового масла «девственное» хранится в специальных бутылках из темного стекла, к которым прицеплены маленькие книжечки с аннотацией. 250-граммовая бутылочка стоит около 30 кун. Во Владимире аналогичное масло из Испании в жестяной таре обходится покупателю втрое дешевле.

Но при всем том бросается в глаза, что уровень жизни в Хорватии много ниже, чем в тех европейских странах, которые не изменяли капиталистическому строю. Растет безработица. Сегодня она составляет 10%, а среди трудоспособного населения без работы каждый пятый. Наш экскурсовод – русская женщина Светлана - шестнадцать лет назад вышла замуж за хорвата. В дополнение к диплому экономического московского вуза она добавила хорватский диплом. Однако по специальности экономиста так и не смогла устроиться на работу.

Хорват Винко пять лет работал в Швейцарии. Сравнивая образ жизни там и на родине, он так объяснил нам вялотекущий процесс обогащения своих земляков: «Смотрите, все славянские народы живут ни шатко, ни валко – русские, чехи, поляки, украинцы, белорусы, болгары, народности Югославии… Причина – наши КРИВЫЕ МОЗГИ». Практически Винко повторил известный вывод профессора Преображенского о местоположении разрухи.

* * *
Уезжая из Хорватии, мы не стали бросать монетку в море.

Наталия Новожилова
Опубликовано во владимирской газете «Томикс» №№ 32, 33, 34 – 16, 23, 30 августа 2002
Tags: Хорватия, путешествия
Subscribe

  • МАЛЕНЬКИЙ ПАРАД МАЛЕНЬКОГО ПРЕЗИДЕНТА

    Смотрела путинский спектакль "Пир во время чумы", чтобы вам о нём рассказать. И хотя он длился всего 1 час и 15 минут, мне не хватило…

  • ЭТО НЕ Я СОЖГЛА ГЛОБУС!

    3 мая 2014 г. поехали мы со Светкой в Торговый центр «Ивановская мануфактура», что на Пекинке (г.Владимир). Я хотела купить ещё один…

  • "У НАС СНИЗИЛАСЬ ГОВЯДИНА И СВИНИНА"

    Пока Жванецкий отдыхает, прославленная губернаторша Владимирской области Светлана Орлова ( филолог, к.э.н.) с успехом выступает на НТВ. Здесь…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 46 comments

  • МАЛЕНЬКИЙ ПАРАД МАЛЕНЬКОГО ПРЕЗИДЕНТА

    Смотрела путинский спектакль "Пир во время чумы", чтобы вам о нём рассказать. И хотя он длился всего 1 час и 15 минут, мне не хватило…

  • ЭТО НЕ Я СОЖГЛА ГЛОБУС!

    3 мая 2014 г. поехали мы со Светкой в Торговый центр «Ивановская мануфактура», что на Пекинке (г.Владимир). Я хотела купить ещё один…

  • "У НАС СНИЗИЛАСЬ ГОВЯДИНА И СВИНИНА"

    Пока Жванецкий отдыхает, прославленная губернаторша Владимирской области Светлана Орлова ( филолог, к.э.н.) с успехом выступает на НТВ. Здесь…