Наталия Новожилова 1gatta_felice (1gatta_felice) wrote,
Наталия Новожилова 1gatta_felice
1gatta_felice

Category:

Когда над властью смеются, то инстинкт подчинения альфа-самцу ослабляется

Продолжаю знакомить вас с фрагментами будущей книги моего друга Валерия Вильдяева.
(Два первых отрывка были
тута и здеся)

"Если ты живёшь в стаде, но у тебя отсутствует инстинкт подчинения, то ты можешь испытывать существенные психологические нагрузки, вплоть до депрессии и суицидных мыслей. При этом из тебя уходит чувство перспективного оптимизма и растёт раздражение к окружающему миру. Тот, кто хочет ощущать себя человеком, начинает..."

Способ мышления

       В период развитого социализма выяснилось, что построенный нами социализм не обладает человеческим лицом. Ещё ранее это заметили в странах Восточной Европы, но там мы с помощью своих танков и бравых десантников остановили поиски социализма с человеческим лицом. Думаю, делалось это с той целью, чтобы потом выдать всему миру это открытие за своё, как в своё время мы так развили учение Маркса, что в результате у многих создалось впечатление, что Маркс и его друг Энгельс были нашими людьми. В Одессе так бы про Маркса и сказали: «Наш человек, да и с национальностью всё в порядке. А кто ещё мог так выгодно вложить свой капитал в одну шестую часть суши?».  
       Мы, как относительно молодое этническое образование, не любим, когда нас учат жить. Мы сами должны дойти до понимания смысла жизни, через море крови и пирамиды костей,. А затем всему миру будем объяснять то, что мир давно понял.
       Но это так, специфика нашего мышления, которое соответствует нашим просторам. А разговор я затеял по другому поводу. И в период развитого социализма, и сейчас меня интересует суть, которая стоит за словами. В этом я немножко иностранец, так как мне одних слов мало – хочу знать их смысл. Великий русский физиолог Павлов как-то в порыве откровения сказал, что он печально смотрит на строение мозга русского человека, так как у русского человека условные рефлексы связаны не с поступками, а со словами.
       У себя подобное строение мозга я наблюдал до того, как наступило время развитого социализма. Но, возможно, я не совсем русский по определению, так как в моём роду есть и мордва, и украинцы, и поляки , и, предположительно, греки, потому что не смог бездумно идти за словами. Надеюсь, что сегодня великий физиолог мог бы смотреть на мой мозг не так печально. Да и среди моих знакомых есть такие, на которых академик Павлов мог бы тоже смотреть без печали. Их немного, но они есть. Не общественная тенденция, но как явление фиксируется.
       Так вот, о сути понятия «социализм с человеческим лицом». Пойдём в своих размышлениях от противопоставления. Если у человека или группы граждан, или целой общественной системы нет человеческого лица, то, следуя логике рассуждения, у данного человека, группы людей или целой общественной системы должно быть звериное лицо. А кто обладает звериным лицом? Применительно к перечисленным выше субъектам - это дикое животное, группа диких животных или стадо диких животных.
       Продолжая следовать нашей логике рассуждения, мы в результате приходим к тому, что по своей сути общество, построенное нами за 70 с лишним лет (начиная с 1917 года), представляло стадо.
       Важнейшим атрибутом стада является вожак, по научному – альфа-самец. Мы с учётом специфики нашего более продвинутого по сравнению с другими животными умственного развития называли вожака вождём. Один из вождей был о себе очень высокого мнения и даже называл себя вождём всех народов, что было неверно, так как не во всех странах общество представляло собой стадо.  
       Основной инстинкт стада – это инстинкт подчинения. Когда этот инстинкт ослабляется, то стадо начинает превращаться в непослушную и рыхлую массу. А когда происходит ослабление инстинкта подчинения? Да тогда, когда ослабляется инстинкт власти.
       В 70-е и 80-е годы прошлого века инстинкт подчинения в социалистическом стаде стал постепенно ослабевать, в том числе и по причине слабости альфа–самца (генерального секретаря). Существенным фактором ослабления власти в человеческом стаде является юмор, направленный на альфа-самца и его окружение. Если над властью смеются, то инстинкт подчинения ослабляется.
       Следует отметить, что если ты живёшь в стаде, но у тебя отсутствует инстинкт подчинения, то ты можешь испытывать существенные психологические нагрузки, вплоть до депрессии и суицидных мыслей. При этом из тебя уходит чувство перспективного оптимизма и растёт раздражение к окружающему миру. Тот, кто хочет ощущать себя человеком, начинает искать себе хобби. Растёт число желающих уйти хотя бы на время в лес, горы, море. Основная масса ищет утешения в алкоголе. А наиболее настырные и напрочь лишённые стадного чувства стараются найти дырку в государственной границе.  
       В начале 80-х годов, после смерти ослабленного альфа-самца, был период, когда у стада появился интерес к жизни, то есть пробудился инстинкт подчинения. Новый альфа-самец начал проявлять жёсткость. Была открыта охота на отдельных особей из окружения старого альфа-самца, а у кормушек в рабочее время стали отлавливать тех, кто совсем потерял чувство страха, и для кого работа превратилась в то место, где можно было похвастаться приобретённой шкурой другого животного или куском вкусной пищи.
        Позаботились и о тех, кто в течение длительного времени употреблял алкоголь: чтобы их совсем не придавило чувство радости от приобретённого инстинкта подчинения – снизили цены на водку.
        Но новый альфа-самец стал быстро слабеть, и скоро по телевизору мы увидели его на лафете, а повсюду играла симфоническая музыка. Это у нас была такая фишка: приобщать народ к высокому искусству во время похорон вождей.
       Затем был очень короткий гротескный период с новым альфа-самцом, который ослаб ещё до того, как стал альфа-самцом.
       Позже произошло что-то необычное, выходящее за рамки теории стадного понимания жизни: пришёл относительно молодой, активный и велеречивый альфа-самец, который на стадо стал смотреть как на народ. Те, кто мало пил, но много ходил по горам и лесам, а также много читал, вдруг начали ощущать себя на улицах городов так же комфортно, как в горах и лесах. Покрытые паутиной телевизоры были вытащены из чуланов и не выключались круглые сутки. Стадный инстинкт подчинения практически исчез у тех, кто ещё не заглушил свои мозги алкоголем. Стали даже проявляться социальные инстинкты, и появился перспективный оптимизм.
       Но стадные инстинкты в нас всё ещё были сильны, поэтому мы опять стали ждать чуда от велеречивого альфа-самца, хотя нас уже можно было назвать народом, а не стадом.
       Вместе с тем, стадо разбрелось, и механизмы иерархии подчинения, которые его структурировали, исчезли. Вследствие этого у относительно небольшой группы людей начал интенсивно развиваться инстинкт власти.
       Инстинкт власти можно было реализовать двумя путями: либо нахождением во властных структурах, либо приобретением большого количества денег. Так как ещё были сильны стадные чувства, а новые социальные инстинкты ещё не начали работать, то власти легко достигали те, кто с малых лет к ней стремился (молодая комсомольско-партийная поросль), а также те, кто был активным фарцовщиком или цеховиком. То есть теми, кто уже имел представление о вкусе власти или денег.
       Основную роль в этом процессе сыграл боевой отряд партии (КГБ), представители которого, более чем кто-либо в стране, видели все пороки власти и самой системы в силу своей осведомлённости, и которые захотели из боевого отряда партии стать самой партией, но в других условиях и под другим названием.
       Проблема ухода страны из стадного состояния осложнялась тем, что как боевой отряд бывшей партии, так и пришедшая к власти и деньгам молодая партийная поросль, психологически не были готовы воспринимать бывших рядовых членов стада как народ, а также ставить себя в один ряд с ним. Они априори считали себя выше и достойней.
       Через небольшой промежуток времени они де-факто стали выше и достойней, а затем постепенно и со свойственной им целеустремлённостью стали создавать благоприятное информационное пространство для формирования постоянной несменяемой власти и образованию нового стада, во главе которого поставили модернизированного альфа-самца.
        Но стадо - оно не только в Африке, но и в России - стадо, независимо от того, какой в нём альфа-самец. Поэтому, продолжая следовать логике нашего рассуждения, можно с уверенностью сказать, что наша страна опять идёт в социальный тупик, который может оказаться последним, потому что при формировании неостада произошла массовая потеря профессионалов, а у молодёжи в течение многих лет не прививались социальные навыки. Вместо этого выращивались особи с высокими биологическими запросами, абсолютной верой в альфа-самца (развивали инстинкт подчинения) и презирающих труд.
       Один из уважаемых русских писателей, который много сделал для того, чтобы вывести нас из стадного состояния, считал, что революция 1917 года в России произошла от слабости власти. Не думаю, что это так. Просто пришло время перемен, и появилась потребность в качественном переходе общества в иное цивилизационное состояние, которое сдерживалось самодержавием. Если бы этот процесс – ограничение власти самодержавия и развитие демократических институтов - начал происходить раньше лет на 40-50, то думаю, что гражданской войны 1917 -1920 годов не было бы, и мы имели бы сейчас нормальное демократическое государство. А так за 40-50 лет после того, как общество увидело, что самодержавие – это не лучшая форма правления, фактически шло разрушение нравственности народа, который начал отходить от царя и Бога, а образовавшееся пространство ничем не было заполнено. Не шёл эволюционный процесс перехода из состояния стада в состояние социума. Были тенденции, отдельные решения, но определяющей силой оставалось самодержавие, которое мыслилось на века. В результате, когда власть ослабла, а протестная энергия превысила красную черту, у стада налились глаза кровью, - и оно понесло...
          Мудрость правителя заключается в том, чтобы вовремя принимать нужные решения, а не создавать условия для роста потенциальной энергии протеста. В последние два десятилетия советской власти мы на своих кухнях глумились и смеялись над властью, а власть продолжала считать нас неразумными и верила в своё великое предназначение. За эти двадцать лет у народа были выбиты творческая и деловая активность, сформировалось огромное количество пофигистов и беспринципных партийных деятелей. То есть исчезла основа любого общества – нравственность, социальная ответственность и перспективный оптимизм.
       Сегодня страна опять напоминает стадо, в котором нет единства, нет объединяющих социальных принципов, нет образованной, честной и ответственной власти.
       За достаточно короткое историческое время у большинства потребность в пище и зрелищах стала определяющей. Но для того, чтобы не прийти в очередной социальный тупик, необходимо ещё иметь потребность в нравственности, в труде и ощущать, что ты член общества, а не единица стада.
Tags: Вильдяев, Россия, эгоистичное
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments