Наталия Новожилова 1gatta_felice (1gatta_felice) wrote,
Наталия Новожилова 1gatta_felice
1gatta_felice

Categories:

ТУНИСИЯ - страна, в которой всё ещё любят русских. Часть 3

(Часть 1)
(Часть 2)

из дальних странствий возвратясь... (


МУСУЛЬМАНСКИЙ РАЙ
вид сверху

Ранние мусульмане представляли себе рай в виде цветущего сада с фонтанами, источающими молоко и мёд. В этом саду праведники после смерти возлежат на расшитых золотом подушках, вкушая халву и медовые фрукты в окружении сладкоголосых птиц и дивных пери.
И такой рай, видимо, попытались скопировать на берегу Средиземного моря строители отеля, в котором я и моя подруга Светлана обретались во время отдыха в тунисском городе Хаммамет. Отель так и назывался - «Paradis», что на многих языках означает «рай».
Мы приехали поздно вечером и от усталости мало что разглядели по дороге к своему номеру в бунгало. А утром, выйдя из номера, ахнули: нас окружал тропический сад, в котором росли финиковые и кокосовые пальмы, апельсиновые и мандариновые деревья, кусты цвели ярко красными, розовыми, сиреневыми, белыми цветами, на разные голоса щебетали какие-то экзотические птички... Белоснежные одно-, двух- и трёхэтажные домики-бунгало утопали в зелени. Их расположение и конструкция были так хорошо продуманы, что постояльцы практически не ощущали присутствия соседей. Вход в каждый номер прямо «с улицы». С одного балкона не видно других балконов. Тень. Тишина. Со временем нам со Светланой начинало казаться, что кроме нас двоих вокруг никого нет. Одним словом, рай.

T-20Комнаты в бунгало оформлены в восточном стиле. Обстановка скромная, но удобная. Сантехника только старовата. Впрочем, номера «три звезды с плюсом» оборудованы более комфортно.
В первый день мы постыдно заблудились. После того, как позавтракали в ресторане административного корпуса, ошибочно свернули в «райском саду» не на ту дорожку. Конечно, на поворотах дорожек имелись указатели с номерами комнат, но они не всегда располагались на виду. Заглядевшись на красоты сада, мы, вероятно, проскочили нужный указатель. А логики в нумерации не было никакой.
Через час блужданий мы, наконец, узрели в райском саду живую душу. Это был служащий отеля, он и вывел нас «домой», за что был вознаграждён чаевыми.
После этого случая мы уже никогда не осмеливались отклоняться от тропинки, ведущей в наш домик. Ни шага влево или вправо! Мы решили, что нас тамошний леший - джинн - закрутил.
А джинны там точно водились. И я, и Светка ежедневно что-то теряли, долго искали, не находили, потом искомая вещь вдруг находилась в том месте, которое сто раз осматривалось. Это продолжалось до самого отъезда. Такие шаловливые в Тунисе джинны. А, может, нам следовало их как-то умилостивить? Например, водкой в номере побрызгать...

Кстати, водку тунисцы изготавливают из фиников или инжира. Она 37-градусной крепости и называется «буха» по имени еврея, который её изобрёл. Так что водку здесь натурально «бухают».
Что ещё сходного было с «мусульманским раем»? Полёживали мы в точности как праведники - на шёлковом песочке у тёплого и чистого моря. Это даже приятнее, чем на расшитых золотом подушках.
Сладкие фрукты и вкуснейшую тунисскую халву ели. И вообще постоянно боролись с обжорством. Не потому, что ужин был в виде «шведского стола». А потому, что все блюда выглядели аппетитно, каждый день менялись, и невозможно было удержаться, чтобы их не попробовать. А уж десяток различных пирожных и кремов – это вообще погибель... С ужина выходили осоловевшие от сытости и тут же валились в мягкие кресла холла, не в силах пошевелиться.
Мёд и молоко вот только не текли из фонтанов, а лишь опреснённая морская вода. Такая же вода подавалась в водопровод. Она слегка солоновата на вкус, но волосы промывала неплохо. Воду для питья приходилось покупать. Но это не напрягало, тем более что в Тунисе бутылочная вода многократно дешевле, чем, например, в московских аэропортах.
Один минус в райской жизни был: «дивные пери» оказались хитрыми бездельницами. Но об этом в следующей главе.

ЧАЕВЫЕ НА СЕРВИС НЕ ВЛИЯЮТ
T-11Виза для посещения Туниса не нужна, поэтому паспортный контроль на границе приятно скор. Однако на мне очередь застопорилась. Приветливый таможенник, глянув анкету въезжающего туриста, «зацепился» за профессию «журналист». Он стал расспрашивать, в каком роде «масс-медиа» я тружусь, как часто выходит моя газета, и даже как газета называется (бедняга долго ломал язык, пытаясь произнести слово «Томикс»)! И уж напрочь меня потряс, заставив занести в анкету все эти сведения. Я даже не сразу сообразила, что он требует! Таможеннику явно хотелось поболтать о том, о сём.
Но графа «профессия» в анкете всё же удивляет. Какая разница, кто въезжает в Тунис – бизнесмен, продавец, дворник? Ведь турист на отдыхе не имеет профессии! А воры или проститутки вряд ли обозначат истинный род своих занятий. Ерунда какая-то...
Впрочем, вспомним, что в советских гостиницах при заполнении «карточки гостя» необходимо было вписывать национальность и цель приезда (как-то я ради хохмы написала в анкете так: «Национальность - скиф. Цель приезда – ловля воробьёв». И ничего, поселили!).

Второй раз о советском периоде нашей истории и его ненавязчивом сервисе мне напомнила горничная нашего отеля. Её звали Байат. На первый взгляд, «дивная пери» из арабского фольклора - такая симпатичная, улыбчивая девушка в розовой униформе, самое место ей в райском саду. Но наш номер в бунгало Байат убирала хуже некуда. Всего минут пять у неё уходило на имитацию наведения чистоты в ванной комнате и приметно столько же на то, чтобы застелить постели. Пол на балконе не мыла. Но зато старательно выкладывала на наших кроватях «веера» из покрывал. Наверное, в благодарность за то, что мы каждый день оставляли на подушке полдинара чаевых.


Т-33С самого начала наш номер обделили полотенцами: три штуки на двоих (вместо шести). Мы думали, это ошибка, которую горничная исправит, как только заметит. Но шли дни, а Байат не только не добавила нам недостающие полотенца, но даже не меняла их. Как и постельное бельё. Несколько раз мы вежливо напоминали, что надо бы сделать положенную раз в три дня смену белья и полотенец, да и туалетную бумагу неплохо бы принести. Девушка очаровательно улыбалась, кивала головой, и... всё оставалось по-прежнему.
Наши жалобы на рецепции аккуратно записывали в журнал. И тоже без последствий.
В довершение, вышел из строя пульт кондиционера. Допотопный кондиционер имел всего два режима: включение, при этом воздух охлаждался до +20 градусов, и полное выключение. К тому же, какой-то идиот поместил кондиционер под самым потолком и таким образом, что струя охлаждённого воздуха била прицельно в подушки на кровати. Чтобы не простудиться, мы это примитивное устройство на ночь отключали. Всё равно за день комната хорошо охлаждалась.
А когда пульт сдох, включить кондиционер стало невозможно. На рецепции пообещали проблему решить. Но, видимо, слишком велика была проблема. Пришлось спать с открытым балконом. Это мало спасало от духоты, зато мы подверглись атаке москитов, которые появились в «райском саду» после трёхдневного дождя.
Тунисские москиты, чтобы вы знали, приземляются на открытые участки тела (предпочитая лицо) без положенного для комара предупреждающего сигнала и впиваются со страстью голодного вампира. Очень больно, а в месте укуса несколько дней держится алое пятно. Но самое неприятное - они, если верить памятке туриста, могли заразить малярией.
Мы охотились за этими зловредными насекомыми всю ночь. И зачастую успешно, о чём свидетельствовали кровавые отметины на белоснежных стенах комнаты.


T-27

На восьмой день такого активного отдыха я решила применить испытанный на родине способ борьбы с разгильдяйством: использовала служебное положение в личных целях. Для чего попросила гида русской тургруппы растолковать руководству отеля, что если все наши неудобства срочно не будут устранены, то, вернувшись домой, я забабахаю разгромную публикацию, и тогда ни один русский больше в Тунис не приедет!
Разговор с гидом произошёл после ужина. А уже в 10 часов вечера служащие отеля начали «работу над ошибками». Мы со Светой в это время спали, поскольку на следующий день собирались рано вставать. Когда кто-то открыл ключом дверь нашего номера, обе сразу же проснулись. В темноте нашей «девичей» комнаты вырисовалась фигура здоровенного мужика. «Охренел, что ли?!» - по-русски среагировала подруга. Мужик, кажется, испугался больше, чем мы, и выбежал за дверь. Светка в неглиже - за ним.
«Вы что, уже спите?» - пробормотал ночной гость. Выяснилось, что его послал к нам со сменой свежего белья директор отеля. Поскольку наши окна были тёмные, посланец решил, что номер в данный момент пуст. Постучать почему-то не догадался.
А утром горничная Байат принесла ещё два комплекта постельного белья и полотенец. И зачем-то третью подушку. В результате, наш номер стал похож на магазин «Всё для дома». Это уже был перебор.
Следом явились двое жгучих брюнетов. Они, сверкая очами, продемонстрировали нам, как надо управляться с кондиционером в отсутствие пульта: одной из нас, что ростом повыше, следовало залезть на прикроватную тумбочку, встать на цыпочки и дотянуться до кнопок на ящике кондиционера, а другая, что ростом пониже, должна в этот момент придерживать первую, чтобы та не свалилась. Очень всё просто.



БОЙТЕСЬ ЖАСМИНА!
T-10

Вы уже поняли, что тунисский сервис в отелях «три звезды» ещё далёк от европейского уровня. Хотите качественного обслуживания – покупайте путёвки в дорогие отели. В них, кстати, еда и напитки круглосуточно без ограничений, и лежаки на пляже бесплатные. А у нас лежак был 1,5 динара (примерно 66 рублей). Накладно. Но приходилось брать, когда песок после дождя был сырой.
Удивляло, что смотритель пляжа не пытался помочь в транспортировке лежака к зонтику. Когда мы выразили по этому поводу неудовольствие, получили лаконичный ответ: «Сервис в ресторане».
Нежась под солнцем, мы со злорадством наблюдали, как этот гордый «лежаков начальник и шезлонгов командир» опорожнял пляжные урны: голыми руками вынимал из них мусор и перекладывал в пластиковые мешки.

T-18Ну, а завершая пляжную тему, замечу, что на тунисских курортах кроме обычных развлечений (катание на «бананах», водяных велосипедах, скутерах, парашютах и пр.) можно проехаться вдоль моря на верблюде. Я рискнула. Пятилетняя белая верблюдица Фатима была очень смирная. Плыла вдоль кромки моря лебёдушкой. Пугливые европейские туристы из соседних 5-звёздочных отелей взирали на меня снизу вверх со страхом и завистью. «Это трудно, ехать на верблюде?» - крикнула мне пожилая итальянка. «Нет, легко!» - откликнулась я и даже лихо помахала ей рукой.
Ехать-то было легко, а вот слезать... Загорелый до черноты мальчик-погонщик что-то сказал Фатиме. Она с трубным стоном резко рухнула на колени передних ног. А задние ноги остались выпрямленными. Представьте позицию седока: его голова внизу, а попа, простите, вверху... Ещё один крик/стон Фатимы, и её задние ноги тоже согнулись в коленях. Можно спрыгивать на песок.
Погонщик перед этим кульбитом предупреждает: «Держись!». Но не каждый всадник знает чужой язык. Легко представить, как какой-нибудь расслабленный лихач летит через голову верблюда и ломает себе шею. Поэтому держитесь крепко за занозистую деревяшку с недозабитыми гвоздями на шее верблюда. Больше там держаться не за что.

Т-29

Не могу не отметить, что тунисцы в подавляющем большинстве очень доброжелательны и вежливы. Будьте уверены, в этой стране вас никто не обидит, не нахамит. Разве что предложит добровольно расстаться с мелочью. Есть такие незатейливые арабские способы. Например, бродит по отелю весёлый человек-Жасмин. На голове у него закреплён поднос с пучками цветов жасмина, а в руке гирлянды из этих же благоуханных цветов. С лучезарной улыбкой и комплиментами он вешает вам на шею гирлянду и вручает букетик. И уходит. Вы радуетесь, вдыхая головокружительный аромат жасмина. А через какое-то время человек-Жасмин возвращается и спрашивает, нравится ли вам подарок. За удовольствие надо платить: он просит вас сделать ответный жест – «подарить столько динаров, сколько не жалко». На глазах у людей неловко возвращать цветы, и приходится расставаться с 3-4 динарами. Зато в следующий раз, почувствовав запах жасмина, будете настороже.

ТРИ ПУСТЫНИ
T-16

Всё, что я доселе рассказывала вам о Тунисе – это несущественная ерунда. Самое главное и самое яркое воспоминание от этой страны – экскурсия в пустыню.
Туристов возят в столичный город Тунис, по-восточному роскошный, или в Карфаген, который, как известно из истории, зачем-то непременно должен быть разрушен, или в Эль-Джем с замечательно сохранившимся амфитеатром 3 века н.э. на 35 тысяч зрителей, в котором снимался фильм «Гладиатор», или в зоопарк, в котором многие животные бродят по всей территории и с ними даже можно сфотографироваться в обнимку...
Но пустыня Сахара так впечатляет, что перевешивает все эти объекты туризма вместе взятые.
На самом деле пустыня не одна. Их три в одной: соляная, каменистая и песчаная. Песчаная самая популярная, но занимает всего одну пятую часть всей Сахары.

Соляная пустыня – это на самом деле озеро, в котором вода перенасыщена поваренной солью. Раствор настолько концентрированный, что на поверхности озера образовалась гладкая соляная корка толщиной в пять метров. По ней можно без опаски ходить, как по льду. В древние времена бруски соли отсюда развозили на верблюдах по всему африканскому континенту, а затем по морю в разные концы света. Выгодный был промысел. Сегодня соль из Туниса тоже вывозят, но, в основном для борьбы с гололедицей на европейских дорогах. Невыгодный стал промысел. Думаю, страна гораздо больше зарабатывает на демонстрации солевого озера туристам.

T-25

Каменистую пустыню американский режиссёр Джордж Лукас запечатлел в третьей части свого знаменитого фильма «Звёздные войны», в том эпизоде, где Скайуокер пытается вызволить свою мать из плена. Честно говоря, до поездки в Тунис думала, что пустыня в этом фильме – голливудская декорация. Действительность оказалась ещё более потрясающей, чем на широком экране. Десять тысяч квадратных километров лунного пейзажа! Будто до этого куска земли у Создателя Мира руки не дошли. И Он оставил всё в первозданном виде.
Местечки здесь называются соответственно: «Долина ужаса и кошмара», «Долина голода и жажды»... Здесь от разницы дневной и ночной температур камни иногда взрываются, как бомбы. Понятно, почему бедуины верят, что в пустыне полно джиннов.
Каменистая пустыня на первый взгляд кажется совершенно безжизненной. Позже глаз замечает кое-где пучки травянистых кустиков. А вдоль трассы даже попадаются группки чахлых пальм.
Дома я увеличила фотографию, сделанную из окна движущегося автобуса, и с удивлением увидела то, чего не заметила в реальности: ослика, стоящего в тени деревьев, и провод, который тянулся через лохматые кроны пальм к круглым отверстиям в углублении холма, - это, без сомнения, были пещеры, в которых жили берберы-троглодиты.
Около одного из таких жилищ в пустыне наш автобус останавливался. Обитатели пещер, бесспорно, имели доход от демонстрации своего быта туристам, потому что приняли нас доброжелательно. Хозяйка заученно показала, как она между каменными жерновами перемалывает зерно в муку (см. фото).
Мы заглянули в комнаты-пещеры. Цивилизация проникла и сюда: на выбеленных известью стенах висели фотографии в рамочках, в нише стоял маленький японский телевизор (работает от аккумулятора), на младенце в люльке памперсы, а девушка-троглодитка, его старшая сестра, в джинсах. Кстати, когда я дала девушке монетку, она сказала «спасибо» по-русски.

ЗОЛОТОЙ ПЕСОК САХАРЫ
T-13

Апофеоз всего путешествия по Тунису – пустыня песчаная. Мы не просто в неё вступили, выйдя из автобуса. Сначала нам дали возможность отдохнуть в оазисе Дуз. Там среди рощ финиковых пальм раскинулся небольшой городок и комфортабельный отель, в котором нашей группе предстояло провести ночь.
Невероятно приятно было после длительной поездки поплескаться в открытом бассейне с пресной водой! Рядом был ещё бассейн с термальными водами, но кому охота принимать горячие ванны летним днём посреди Сахары?
Один наш молодой турист, потягивая пиво за столиком у бассейна, недовольно спросил у супруги: «А где же море?». «Какое море?! – удивилась она. – Мы в Сахаре!». «Ну, в Сахаре. Так ведь долго ехали, - я думал, увидим море».
Вспомнилось, как во Владимире оператор турагентства мне пожаловалась: «Вчера приходил клиент, просил путёвку в Париж. Но требовал, чтобы отель непременно стоял на берегу моря».
Ясно, откуда берутся анекдоты про новых русских? Их рождает сама жизнь!

Ближе к закату, когда жара спала, всем туристам раздали одежду бедуинов – рубаху до земли - джербу и длинную полоску ткани - шош, которой плотно обматывают голову, сооружая тюрбан. В таком виде, похожие на жён гарема Абдулы из фильма «Белое солнце пустыни», мы пошли на стоянку верблюдов.
Песчаные барханы – это сказка! Песок в горсти белый, а в лучах солнца – золотой. Чистый и мелкий, как пудра. При малейшем ветерке он начинает струиться. Поэтому за год бархан может уползти метров на триста. Бедуины укрепляют склоны барханов заборчиками, сплетёнными из пальмовых листьев, чтобы песок не засыпал оазисы (а такое случается).
Рассказывают, что некоторые барханы «поют». Учёные не могут объяснить, почему. Ну, а у арабов одно объяснение – это голос джинна.

T-24

Песни барханов услышать не довелось, зато увидели довольно редкое явление – мираж.
Миражи могут показываться в виде города, дворца, озера, реки или даже скоплений людей и животных. Нам попался простенький мираж, похожий на рощу у подножия горы. Если бы экскурсовод не обратил на видение нашего внимания, мы бы так и думали, что это настоящий лес. Только этот «лес» по мере того, как мы двигались вдоль него, менял форму, а потом и вовсе растаял.
Миражи возникают на границе столкновения сухих и влажных воздушных потоков. А в это время на морском побережье Туниса как раз шли дожди.
В северной части пустыни дождь не так уж и редок, а на юге, бывает, лет по восемь солнце не покидает небосклон. В 1969 году после двухнедельного ливня с гор спустились потоки грязи и погребли под собой несколько берберских поселений. Погибли многие десятки тысяч людей. Мы видели остатки этих обезлюдевших поселений, когда на другой день катались по пескам на джипах.

ВЕРБЛЮДЫ НЕ ПОТЕЮТ

T-3Юная верблюдица Фатима, на которой я слонялась по средиземноморскому пляжу, по повадкам напоминала цирковую понурую лошадку. А в пустыне Сахара мы ездили на верблюдах, которые всем своим гордым видом показывали, что знают себе цену. И цена эта довольно высока: погонщик моего верблюда (погонщика, не поверите, звали Абдула!) сказал, что его самец стоит тысячу долларов. А самка стоила бы на пару-тройку сотен долларов дороже. Ну да я вам уже говорила, что в аравийских землях к особам женского пола отношение трепетное.
Верблюды в Северной Африке одногорбые, этот вид называется дромадер. Диких нет, все одомашненные и имеют хозяина.

Абдула приглашал меня приехать в декабре, чтобы посмотреть на увлекательное, по его словам, зрелище - верблюжьи бега. (Представляю реакцию моего редактора, когда я среди зимы заявлю: «Уезжаю в Африку на верблюжьи бега!»).
Хороший беговой верблюд может стоить сотни тысяч долларов. Был случай, когда быстроногая верблюдица победила на бегах, и затем была продана за миллион долларов.
Уже упомянутый Костя, гид русскоязычных групп туристов, рассказывал, что арабы считают верблюдов братьями. Они говорят, что Аллах сначала слепил из глины мужчину и женщину, а потом из двух оставшихся кусочков глины вылепил сестру человека – финиковую пальму и брата человека – верблюда.
Тунисцы обожают верблюдов не меньше, чем президента Бен Али. Разве что только портреты своих горбатых любимцев в офисах не вывешивают. И верблюды отвечают человеку взаимностью: они здесь не плюются, не лягаются, не воняют и не потеют. Как и их хозяева. Однако если верблюда обидеть, он до конца дней своих не забудет обидчика и рано или поздно отомстит (укусит или даже убьёт). Как поступают в подобных случаях арабы, не знаю.

T-21Нельзя без содрогания смотреть, как «корабль пустыни» лакомится сухими жёсткими кустиками с острыми шипами - верблюжьей колючкой. Словно моток колючей проволоки жуёт! Да ещё глаза от удовольствия прикрывает...
Верблюды незаменимы в раскалённых песках. Они способны нести на себе груз до 400 кг, длительное время обходясь без воды и пищи. Зато уж если верблюд дорвётся до воды, то может втянуть в себя сто литров махом.
Горб дромадера содержит около полусотни килограммов жира. Во время вынужденного «сухого поста» этот жир в результате химической реакции расщепляется, давая энергию и воду.
Верблюд не только транспортное средство. Это ходячая безотходная фабрика, которая своих владельцев кормит, одевает, лечит. В ход идёт всё - шерсть, кожа, мясо, молоко. Молоко верблюдицы, между прочим, уникальный комплекс всех необходимых для организма человека микроэлементов, витаминов и аминокислот, а также содержит антитела, которые помогают в борьбе с диабетом, опухолями, аллергией, воспалениями печени, псориазом и другими заболеваниями. Бедуины считают, что верблюжья моча тоже целебна. Ею они промывают раны, а в пустыне, где с водой напряжёнка, даже моются. Помёт верблюда используют как топливо для костра. Таким образом, неиспользованным остаётся только скелет. Но в этом я не совсем уверена.
Известны случаи, когда в критической ситуации (например, если колодец на пути каравана оказывался засыпанным песком) бедуины убивали верблюда, чтобы спасти жизни своих самых слабых товарищей: их уберегали от перегрева и обезвоживания, оставляя внутри верблюжьей туши до прихода помощи.
Шествуя на верблюдах по Сахаре после шести вечера, я легко представляла, какой ад здесь бывает днём, когда температура поднимается до 50-60 градусов. Залезешь и в тушу убитого «кэмела», лишь бы выжить.
Кстати, о верблюде подо мной. Он, в отличие от кроткой пляжной Фатимы, оказался с норовом. Все верблюды в караване шли медленно и печально. А мой то писал, то какал. И в промежутке между этими жизненно важными актами коленом задней конечности то и дело пихал меня по ступне. Развлекался. А, может, ревновал меня к своему хозяину.
Абдула, нежно отряхивая песок с моих босых ног, спрашивал, удобно ли мне, нравится ли в пустыне, и вообще задавал наводящие вопросы о моём семейном положении. Как это случалось в Тунисе пять раз на дню, уже через час общения последовало предложение руки и сердца. При этом 29-летнего араба не смущала значительная разница в возрасте. Ведь для мусульманина возраст женщины не имеет значения.
Для смягчения отказа пришлось сослаться на то, что мне, журналисту, будет трудно жить в пустыне - без компьютера, без прочих благ цивилизации... Да и газет здесь не издают. На что погонщик возразил: «Газель, я для тебя куплю дом в городе. Хочешь – в Хаммамете, хочешь – в Суссе. Подумай хорошо». Обдуманный ответ «водитель верблюда» попросил отправить ему по электронной почте. И дал адрес своего ящика в Интернете. «Я иногда хожу в компьютерное кафе при отеле, там и получу твоё послание», - пояснил Абдула.
Вот он на снимке, запечатлён на фоне заходящего солнца. Вдали за барханами жилище Абдулы, где он живёт с родителями, шестью братьями и тремя сёстрами. И, наверное, всё ещё ждёт ответа из России по электронной почте.

ЗДЕСЬ ВАМ НЕ ТУТ

Вернувшись на родину, мы с подругой Светой добирались от Москвы до Владимира на автобусе. Ехали и вспоминали, как тунисцы завидовали, что мы живём в большой богатой стране, где всего много – лесов, плодородных полей, многоводных рек и озёр, всевозможных полезных ископаемых, а люди все образованные...
Необразованный бербер, владеющий четырьмя иностранными языками и выходящий в Интернет прямо из пустыни Сахара, зарабатывает столько, что может купить или построить дом (напоминаю, что среднедушевой доход тунисца около полутысячи долларов в месяц). А мы, живя в большом цивилизованном городе, получив по два высших образования, можем себе позволить приобрести разве что собачью будку. У нас нет верблюда или даже маленького ослика. Ходим пешком, уродуя ноги на колдобинах владимирских тротуаров.

Что увидит гость из Туниса, впервые приехавший в нашу страну? Представим, что он едет по нашему маршруту. Первый шок он получит, обозревая Курский вокзал, вокруг которого по заплёванному асфальту бродят вонючие бомжи. Потом с брезгливостью сядет в обшарпанный автобус без кондиционера. Поразится, что пассажир в соседнем кресле будет пить пиво и поругиваться матом. Ему будет дико слышать, что незнакомцы здесь не говорят женщинам «газель» и «ю а зе бест», а рычат: «Куда прёшься, корова?!». Тунисец удивится, что от столицы вглубь страны ведёт узкая тряская трасса с разбитым асфальтом (совсем не то, что в Тунисе). Вдоль дороги увидит убогие деревянные домишки деревенских жителей. Всё серое: дома, одежда и лица усталых людей. Люди уверены в завтрашнем дне: они уверены, что завтра будет хуже, чем сегодня. Несчастные и озлобленные.
Одним словом, это вам не Африка. Это Россия.


Опубликовано во владимирской газете «Томикс» №№ 38-45 октябрь-ноябрь 2005 г.
Tags: Тунис, путешествия, фото
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments