Category: наука

gatta

Моё кредо

И ОДИН В ПОЛЕ ВОИН

Нестандартные люди в любом обществе в меньшинстве. Они не такие, как все.
Меньшинства делают открытия в науке и технике, творят культуру.
Меньшинства некогда заселили Австралию и северную Америку, построив с нуля наиболее комфортные для обитания государства.

В России не любят нестандарт. Особенно ненавидят свободных и независимых.
Здесь, у меня,  - территория свободных и независимых.


«Большинство никогда не бывает право... Это одна из тех общепринятых лживых условностей, против которых обязан восставать каждый свободный и мыслящий человек... Глупые люди составляют страшное и подавляющее большинство на всем земном шаре... НА СТОРОНЕ БОЛЬШИНСТВА – СИЛА, к сожалению. Но не право. МЕНЬШИНСТВО ВСЕГДА ПРАВО» - это сказал
Collapse )

«Собрать стадо из баранов легко, трудно собрать стадо из кошек» /Сергей Капица/
gatta

Россиянская национальная гордость - сплошные мифы

Ломоносов, Попов, Циолковский, Ползунов, Черепановы, Петров, Крякутный, Можайский, Артамонов, Калашников и др. "великие русские учёные и изобретатели" просто тырили зарубежные открытия.
Collapse )Со времен горбачевской перестройки прошло двадцать с лишним лет, Сталина с Лениным давным-давно сокрушили-разоблачили, историческую науку подчистили от коммунистических догм. Однако подчистили не всю – история отечественной науки и техники до сих пор построена на сталинской модели 1946 года, которая родилась в эпоху борьбы с космополитизмом, «низкопоклонством и раболепием перед Западом». В этом историческом заповеднике по сей день сидят люди, которые пишут работы про основоположника русской науки Ломоносова, изобретателя радио Попова, основоположника космонавтики Циолковского. Все это – сплошные мифы, которые до сих пор втюхивают в школе детям.
– А чем вам Ломоносов не угодил?
 photo _zps002myyg5.jpg– Тем, что он ничего не сделал в науке. Вообще! В учебниках пишут, что Ломоносов открыл закон сохранения массы. Какие для этого основания? А просто Ломоносов в одном письме своему товарищу как-то написал фразу, что «если в одном месте что-то прибудет, в другом – убудет». Из нее сталинские соколы сделали вывод, что Ломоносов открыл закон сохранения массы. Но ведь случайная фраза в письме не есть формулировка закона! Впервые закон сохранения массы четко сформулировал и подтвердил опытами Лавуазье. Причем не в частном письме, а в научной работе.
Также пишут, что Ломоносов разработал молекулярно-кинетическую теорию газов. Не разработал! И не мог разработать, поскольку очень слабо знал математику. Именно по этой причине все его «труды» в области физики и химии были просто беспомощными фантазиями.
Ломоносову приписывают создание «основополагающих» работ по горному делу. На самом деле эти «работы» есть не что иное как конспект лекций, записанных им во время учебы в Германии. В Германии Михайло, кстати, по большей части не учился, а пил да по бабам бегал. Потому и в математике слаб.
Ломоносов – не ученый. Он администратор, человек, который умел хорошо делать только две вещи – пить и выбивать деньги на безумные проекты. Например, он организовал псевдонаучную заморскую экспедицию: ему пришла в голову следующая идея – достичь Индии, обойдя Америку через. Северный Ледовитый океан. Почему-то Ломоносову втемяшилось в голову, что Ледовитый океан свободен ото льда на широтах севернее 80 градусов. Глупость очевидная, но влияние Ломоносова при дворе было так велико, что он легко выбил деньги на две экспедиции. Обе, естественно, закончились провалом – за Шпицбергеном корабли уткнулись в тяжелые многолетние льды. Кто оказался виноват? Уж конечно, не Ломоносов, а командир экспедиции Чичагов, который подвергся жесточайшему разносу в адмиралтейской коллегии.
– А я, вроде, в школе по истории проходил, что Ломоносов изобрел мозаику. Ну, на стенках которая…
– Мозаику Ломоносову привез граф Третьяков из Италии. Ломоносов тут же загорелся идеей освоить производство мозаики в России. Императрица выделила ему для этого огромный участок земли, деньги и кучу крепостных. Но Ломоносов, имея государственный заказ на мозаику, умудрился провалить и это дело!
– Как же он выбился в «основоположники российской науки»?
– Пиар. Когда Ломоносов вернулся в Россию, он сказал себе: я – человек низшего сословия, мне нужны покровители. И начал писать хвалебные оды в честь высокопоставленных особ. С помощью этого нехитрого приема он заслужил благосклонность многих власть имущих, в частности, графа Шувалова, который сам тогда еще пацаном был. Ломоносов пускал покровителям пыль в глаза околонаучными рассказами. А к старости Михайло совсем оборзел – напивался в стельку и шел в Академию наук устраивать погромы, гонял там народ, бил. На него жаловались, но все всегда кончалось в пользу хулигана только потому, что у него были друзья в высших сферах.
– Да, не зря вас уволили. Вы обрушили такого колосса…
– Моя жертва не была напрасной. Теперь про Ломоносова многие уже все понимают. Не так давно, скажем, академик Захаров публично заявил, что Ломоносов – дутая фигура, и весь его вклад в науку – перевод двух учебников с немецкого языка… Но для того, чтобы стали возможными подобные заявления, мне пришлось в свое время пережить выговоры и публичные осуждения научной общественности. Причем так странно все происходило… Я прихожу в институте к нашим физикам, спрашиваю: что сделал в физике Ломоносов? Они говорят: ничего, он, вроде, химией занимался. Прихожу к химикам, задаю тот же вопрос. Они дают тот же ответ: ничего он в химии не сделал, иди к физикам. Там я уже был. Прихожу к геологам, спрашиваю: есть у Ломоносова какие-то работы по геологии? Отвечают: нету, иди к химикам или к физикам, они знают… После чего я делаю доклад, в котором заявляю: а Ломоносов-то – ноль в науке! И в отношении меня выносят осуждающую резолюцию. Причем выносят те же люди, которые только что подтверждали, что в их области Ломоносов ничего не сделал!
Я храню этот замечательный документ: «Мы осуждаем деятельность Г. М. Салахутдинова. Научный совет не считает обоснованными его заявления, что Циолковский не был ученым, Ползунов – изобретателем, а Ломоносов не сделал серьезных научных открытий».
– Перед словом «осуждаем» не хватает слова «гневно»… В каком дремучем году вынесено такое постановление?
– Это было 28 сентября 2000 года! Я же говорю, до сих пор в истории естествознания живы сталинские установки!
– Так, а что там по Ползунову?.. Это ведь изобретатель паровой машины, кажется?Collapse )

Типовой день рядового россиянина, преисполненного презрением к западной цивилизации.

Россиянин просыпается утром иCollapse )
20

Академик РАН Ю.Пивоваров о путинском учебнике истории: "ИДЕТ БОРЬБА ЗА НАШЕ БУДУЩЕЕ"



И как Пивоваров про Петра Первого хорошо сказал!
(нескромно) Я еще в СССР то же самое говорила, а слушатели при этом испуганно пучили глаза ))

UPD. Здесь все выпуски лекций Ю.Пивоварова на канале Культура.
Россыпь бриллиантов, друзья.
30

Лавинообразная утечка мозгов из путинской России

"ЧТО СЛУЧИЛОСЬ С РОССИЙСКОЙ НАУКОЙ?" - "ОНА УЕХАЛА".

utechka-mozgov-brain-drain(Оригинал взят у ksonin в Последствия выбора)


С одной стороны, невозможно жить в Москве - и тем более возвращаться в неё, как я сегодня после четырёх прекрасных дней в Принстоне - без спокойствия и оптимизма. С другой - сколько, спрашивается, можно сохранять спокойствие и оптимизм. Понятно, что за последний год всем, для кого любовь к своей стране - не пустой звук, нанесён огромный моральный ущерб и это должно сказываться на настроении. Но, замечу, "моральный ущерб" - это не пустая болтовня либеральных политологов. На моём рабочем месте видны конкретные разрушительные последствия.

Чтобы понимать - три года назад в Париж переехала Катя Журавская, на которую приходилось большая часть цитирований всех российских экономистов и (тогда) большая часть всех публикаций в ведущих научных журналах. Чтобы понять ущерб российской науке - ну, представьте, что факультеты экономики Гарварда, Стенфорда и Принстона целиком переедут в Европу. Американская наука понесёт сравнимую по величине утрату.

А в этом году Москву решили покинуть Мария Петрова и Рубен Ениколопов из РЭШ (они переезжают в Барселону; кроме того, Евгений Яковлев возвращается в Беркли) и Сергей Попов из ВШЭ (он переезжает в Белфаст). Не знаю как во ВШЭ, но мы в РЭШ предлагали условия лучше, чем в любом университете Европы.

Маша, Рубен и Сергей - не просто лучшие российские экономисты в диапазоне 30-40. Они произвели, если я не ошибаюсь, 100% топ-публикаций всех российских  экономистов (и всех российских политологов - и у Маши, и у Рубена вышли статьи в APSR, а больше ни у кого нет) в этом возрастном диапазоне. Так вот, между прочим, мы потеряли цвет целого поколения. (Жене Желободько было 40 и у него только что вышла статья в Econometrica, но его мы тоже потеряли.)

Смешно, но основной проблемой для развития РЭШ является то, что мы ни за какие деньги не можем привезти в Москву сильных профессоров. (Отчасти, хотя, конечно, не только поэтому провалилась МШУ "Сколково" - а у них-то действительно были "любые деньги".) Мы могли бы иметь в 10 раз больше студентов, могли бы брать большую плату за обучение, но хорошего профессора экономики в Москву могут привести, в дополнение к хорошим условиям, только исключительные обстоятельства.

Владислав Сурков, тем временем, защищает сотрудников "Сколково" и это правильно. А кто защитит российских учёных от мусора? И что, теперь будут выявлять не только "иностранное финансирование" (ничего, что Принстон - и университет, и IAS - оплатил мне проживание? В IAS изобрели, помимо компьютера, водородную бомбу, кажется), но и общение с иностранцами? А если у меня соавторы из стран НАТО? И мы, вообще, про госуправление пишем?

Держаться у власти + паранойя, это понятно. Не знаю, как у физиков-химиков, но ущерб нашей науке, нанесённый только за последние годы, больше, чем вся местная польза от мегагрантов, новых проектов за четыре года "модернизации". Да, был сделан выбор "держаться у власти любой ценой" и эта цена - существование науки, искусства (сколько крупных русских писателей физически живёт в России?) - то есть всего, что делало нашу страну великой.

*******************************************

sonin_2К.И.Сонин - российский экономист, кандидат физико-математических наук, постоянный профессор РЭШ и ЦЭФИР, проректор Российской экономической школы, со-директор совместного бакалавриата ВШЭ и РЭШ. был Post-doctoral Fellow в Гарварде, в 2004−05 — приглашённым членом в Institute for Advanced Study в Принстоне, в 2009−10 — приглашённым профессором менеджмента в Kellogg School of Management, Северо-западный университет (Иллинойс, США). Его научные работы опубликованы в ведущих международных журналах, таких как Quarterly Journal of Economics, Review of Economic Studies, American Political Science Review, Journal of European Economic Association, Journal of Law, Economics, and Organization, Journal of Comparative Economics, Journal of Economics and Management Strategy и в российских журналах — «Вопросы экономики», «Экономический журнал ВШЭ», «Общественные науки и современность». В 2002—2003 гг. был признан Российской академией наук «Лучшим экономистом РАН». В 2004 году получил золотую медаль Глобальной сети развития и Всемирного банка. В 2007 году был награждён II Премией имени Овсиевича.(Из WIKI)